Альманах привилегированного Стрелковаго Общества в Карлсбаде [1711-1801 гг. Извлечения] // Русский архив, 1894. – Кн. 2. – Вып. 6. – С. 258-267. – Под загл.: Граф Орлов-Чесменский в Карлсбаде. – Сетевая версия – М. Вознесенский 2006.

 

 

 

 

ГРАФ ОРЛОВ-ЧЕСМЕНСКИЙ В КАРЛСБАДЕ.

 

Извлечено из книги: Almanach der privilegirten Schutzen-Gesellschaff in Karlsbad. (Альманах привиллегированнаго Стрелковаго Общества в Карлсбаде.  1-я часть,  1630—1845 г.;—2-я, 1846—1885).

 

1711.

20 Августа 1) царь Петр I-й, будучи в Карлсбаде с лечебною целью, пожаловал для стрелковаго праздника, который происходил на лугу за аллеею, бочку ренвейна в 12 ведер, присланную ему в подарок от императора Карла VI (сам Царь, по совету врачей, не мог в это время пить вина). Благодаря лучшему выстрелу, Царь самолично выиграл бочку и соизволил снова предназначить ее для той же цели, после чего она была выиграна Стрелковым Обществом в лице Карлсбадскаго горожанина Франца Врейтенфельдера. Стрелковое Общество продавало по высокой цене это вино под названием «Царскаго», а вырученныя деньги клало на проценты в городскую сохранную кассу. Проценты (29 флоринов 10 крейцеров) поныне служат для Стрелковаго Общества воспоминанием о Его Величестве Петре І-м.

Мишени (по полотну рисованныя масляными красками) изображают: 1-я) комнату, в которой жил Царь, с кружкою для воды, бокалом для питья из минеральнаго источника и числом выпитых бокалов, которое обозначено мелом; 2) целебный источник, 3) купанье. Мишени под № 2.

 

1748.

5 Августа имперский граф Бестужев-Рюмин 2) пожаловал на стрельбу 12  дукатов.

 

1751.

21 Сентября. Ея светлость Иоанна Елисавета} вдовствующая княгиня Ангальт-Цербтская, герцогиня Саксонская и пр., пожаловала на стрельбу 12 дукатов.

1) Вслед за несчастным делом под Прутом. П. Б.

2) Старший брат великаго канцлера. П. Б.

 

 

259

1768.

В первый раз посетил Карлсбад граф Орлов-Чесменский, полный генерал (в то время еще полковник) Русской службы. 29 Августа он пожаловал на стрельбу 12 дукатов и стрелял сам. Уезжая в Россию, он взял с собою несколько сделанных здесь ружей. 5 Сентября он вторично пожаловал на стрельбу 6 дукатов.

 

1780.

Посетил во второй раз Карлсбад граф Орлов-Чесменский. 1770 года 7  Июля *) он одержал над Турками у берегов Натолии, близ крепости Чесмы, замечательную морскую победу, счастливый исход которой, по его собственному признанью, зависел в значительной степени от следующаго обстоятельства. Его сиятельство застрелил из приобретеннаго в 1768 году в Карлсбаде ружья одного из самых главных Турецких штурманов. Этот разсказ его сиятельство заключил словами: «Знайте, Карлсбадцы! У вас я научился так хорошо стрелять». 15 Мая его сиятельство пожаловал на дворянский стрелковый праздник, который происходил на лугу за аллеею, 12 дукатов; кроме того граф пожаловал 6 флоринов в награду за стрельбу в две бегущия фигуры (представляющия людей), и сам получил первую награду в 3 флорина, господин Штангер 2 флорина, Фридрих Кнодль—1 флорин.

 

Во время стрельбы граф приказал угощать всех стрелков, сколько кто хотел,  вином и пивом.

По окончании стрельбы граф передал Обществу на память медаль в одну марку серебра, выбитую по приказанию Ея Императорскаго Величества Екатерины II-й в честь одержанной графом морской победы. На одной стороне медали изображена Императрица, на другой морское сражение. Вместе с медалью он передал три свои орденския ленты и выразил желание, чтобы глава стрелков во всех торжественных случаях носил ее на груди на светлоголубой или желтопомеранцевой или с черными каемками орденской ленте. Затем граф подарил здешнему горожанину, очень искусному стрелку, Иосифу Гебхарту, котораго он особенно полюбил, большой белый тафтяной платок;   на нем   изображено   выигранное   графом    морское   сра-

*) Новаго стиля. Граф  Алексей   Григорьевич   негодовал на то, что этот день не праздновали в России в числе так называемых „викториальных" дней. П.Б.

 

 

260

жение.  Гебхарт отдал этот платок на память Стрелковому Обществу.  Оба  подарка  бережно сохраняются Обществом.

Употребляемый при вышеописанной стрельбе мишени (бегущий олень и человеческия фигуры) обозначены № 73-м.

30 Мая снова граф Орлов пожаловал на стрельбу 12 дукатов. При состязании три приза взял охотник генерала графа Орлова; при этом граф дал еще два дуката за две бегущии фигуры, изображающия Турок. Мишени эти сохраняются; оне обозначены под №№ 74 и 75-м.

 

1794.

25 Мая пожаловал Русский граф Мусин-Пушкин за стрельбу, которая происходила около Кирпичной хижины, 20 флоринов, штуцер и 6 бутылок вина.

 

1796.

После того как стрелкам была дана обмундировка, в 1796 прибыл с своей супругою лечиться в Карлсбад герцог Курляндский  Петр Бирон. Стрелковое Общество устроило им торжественное шествие. Его светлость был крайне польщен таким вниманием; он пожаловал Обществу Венский банковый билет в 100 флоринов на стрельбу или какое нибудь иное употребление. Президенту Гавриилу Зейдлю подарил он в личное владение золотую медаль в 10 дукатов с изображением бюста герцога; такую же медаль пожаловал он Обществу, чтобы ее носили на груди и следующие президенты; пятерым офицерам были даны в собственность пять подобных серебряных монет. Одну из них в 1807 году вдова Адама Стадлера передала Обществу в память своего умершаго мужа.

 

1797.

28 Мая 1797 года снова приехал в Карлсбад полный генерал Русской службы граф Алексей Орлов-Чесменский. Он посилился в доме № 31-й на рынке.  29-го вечером Стрелковое Общество чествовало его торжественным шествием с Турецкою музыкою и двумя залпами. Его сиятельство показал большое расположение к Обществу, получившему свой мундир. Стоя у окна, он провозгласил за него громкий тост и приказал выдать каждому стрелку по бутылке Мельникскаго вина; затем призвал, ни мало не медля, портнаго Франца Фидлера и приказал сделать себе стрелковый мундир, и в нем, надев все  свои Русские ордена, стоял он у открытаго    окна,   когда

 

 

261

8 Июня мимо его дома по площади проходила праздничная   процессия Тела Христова.

11 Июня, в день Св. Троицы, граф пожаловал на устройство дворянскаго состязания в стрельбе (которое происходило на лугу близ пивоварни) 12 дукатов.

Граф прибыл на эту стрельбу в сопровождении графини своей дочери и графа Александра Чесменскаго 1). Введя графиню к стрелкам, он сказал ей: «Вот они научили меня стрелять; тебе также надо поучиться» 2). Стрелкам граф приказал при этом дать для питья две бочки пива и ведро вина.

14 Июня Общество устроило возле беседки (тогда она называлась Пимпер, теперь Панорама) иллюминацию. «Да здравствует графиня Орлова» (Vive la comtesse d'Orloff) и Турецкую музыку возле ея жилища. Графиня из своих рук дала музыкантам 10 дукатов, а его сиятельство приказал выставить слушателям, собравшимся на площади, несколько ведер Мельникскаго вина.

24 Июня граф Алексей Орлов-Чесменский пожаловал на устройство дворянскаго состязания в стрельбе, возле Кирпичнаго домика, 12 дукатов.

При стрельбе сам граф выиграл первый приз (мишень № 93). Он прибыл на стрельбу с своими приближенными, стрелял сам и признал Александра Чесменскаго за хорошаго стрелка. Во время этой стрельбы все Общество пило, сколько кто хотел, на графский счет.

26 Июля граф уехал из Карлсбада, дав стрелкам 13 дукатов на устройство товарищескаго обеда.

В этом-же году общество получило от его светлости герцога Курляндскаго и Саганскаго Петра Бирона, за устроенную им парад-

4) Александр Алексеевич Чесменский не был в России графом. П. Б.

2) Известно, что единственная дочь Чесменскаго героя, памятная Русскому духовенству своими благотворениями, в молодости была отличною наездницей, правила лошадьми, знала в них толк и до кончины своей (1848) держала в порядке конские заводы, образцово устроенные ея родителем. Сама она была сложения тоже богатырскаго. Покойный ея родственник Александр Борисович Казаков разсказывал нам, в доказательство ея силы, что однажды принесли ей какой-то ящик, отправляемый на почту, для проверки, так-ли на нем сделана надпись. Графине показалось, что он нехорошо заколочен; без всякаго усилия, пальцами она вынула из него толстые гвозди и приказала переделать. Любопытно, что на щеке у нея тоже был шрам, уже как родимый знак. П.Б.

 

 

262

ную   встречу,   60   флоринов  на стрельбу   или   какое   угодно   употребление.

 

1798.

В 1798 году в четвертый раз приехал в Карлсбад граф Алексей Орлов-Чесменский. Вечером 11-го Июля Стрелковое Общество устроило в его честь торжественную процессию перед его жилищем (гостинница «Белый Лев»), и при этом было дано два залпа. Тот-час у открытаго окна появились граф в стрелковой форме, за ним графиня дочь, граф Александр Чесменский с супругой и еще какая-то дама в зеленой амазонке, отделанной черным бархатом, в шляпе, украшенной черными и зелеными перьями. После втораго залпа все шестеро стрелковых офицеров были позваны к его сиятельству, дружески приняты и угощены вином.

Между тем появилась иллюминация: «Да здравствуют граф и графиня Орловы». Тотчас по приказу его сиятельства выкатили на площадь для стрелков четыре бочки Мельникскаго вина; прислуга графа наполняла и передавала стаканы. Весело раздавалась Турецкая музыка, и музыканты получили 10 дукатов.

17 и 18 Июня граф пожаловал 12 дукатов на устройство дворянскаго состязания в стрельбе; были напечатаны пригласительныя карточки и разосланы всем пользовавшимся водами. Состязание имело место близ Кирпичной беседки. Граф со всей своей семьей принимал в нем участие. Мишень, употреблявшаяся здесь, означена № 95. По окончании стрельбы члены Общества проводили его сиятельство до дома и снова получили два ведра Мельникскаго вина.

9 и 10 Июля (по Русскому календарю 29 и 30 Июня)граф праздновал день тезоименитства своего Государя Павла I-го. Он приказал устроить большое, доступное для всех состязание в стрельбе, которое открыто было по утру 10 Июля и имело место близ беседки около Лаврентиевой горы.

10-го Июля по утру, около 11 часов, появился с своей семьей граф при большой свите и в сопровождении герцогини Доротеи Курляндской. Их и других знатных посетителей вод члены Общества встретили стоя во фронте на стрелковой площади. Через триумфальную арку провели их в залу беседки где 19 мальчиков и девочек (все дети стрелков), одетые в белыя с красною отделкою платья, увенчанные венками, ожидали гостей, держа в руках венки и корзинки с цветами.

 

 

263

Иозефа Мария, дочь Каспара Гебхарта, обратилась к графу с следующим приветствием:

«Сиятельный граф!

Наши отцы с глубочайшею благодарностью тронутых сердец сознают все те многочисленныя и великия милости, которыми вы их осыпаете с самаго своего перваго посещения Карлсбада. Но и на нас, детей, эти милости производят такое сильное действие, что мы чувствуем себя обязанными выразить вашему сиятельству благодарность, принести вам наше приветствие и разсыпать цветы по пути к этому месту, где вы сегодня опять приготовили великодушно жителям Карлсбада новое удовольствие. Если бы здесь не было наших родителей, которые счастливы тем, что ваше сиятельство любите их, то мы, дети, сохраним в благодарной памяти имя Орлова, его великодушие и любовь к жителям Карлсбада. Это имя мы будем передавать нашим потомкам, чтобы оно было незабвенно».

Красивая девочка прекрасно произнесла это приветствие, а остальныя дети продали каждому из высоких посетителей по букету цветов.

В гроте, устроенном в зале, красовался портрет генерала с надписью: «Будь нам незабвенен!» а снизу Клто на скалн пишет: «Достопримечательности Карлсбада. Орлов».

Кроме того, у стен залы были устроены пирамиды с надписями: «Слава тебе, герой! Радость тебе, отец! Благословен будь, друг граждан! Величие твоему роду». Граф Орлов выказал большое удовольствие по случаю такого приема.

Затем его сиятельство дал большой обед в доме «Белый Лев», где сделано 34 залпа и, при звуке литавр и труб, был провозглашен тост за здравие Русскаго Императора. Для стрелков устроен был обед в беседке; после обеда открыт бал для их дочерей и жен.

Вечером около 6 часов все посетители вод были приглашены его сиятельством в Богемскую залу на поистине-блестящий, открытый для всех бал и ужин.

Вся аллея была освещена 3000 ламп и цветных фонарей; посреди нея красовалось имя Русскаго Императора, вверху Русская императорская корона, а внизу орел с Георгиевскими гербами на груди. За решеткой, украшенной лампами, сидели музыканты, и Турец-

 

 

264

кая музыка оживляла этот уголок. К концу был сожжен прекрасный фейерверк. Для всех приходивших в аллею было выставлено 3 бочки пива и 5 ведер Мельникскаго вина.

11 Июля граф дал для Карлсбадцев театральное представление доступное всем.

Кроме 12 дукатов, предназначенных для стрельбы, Общество получило еще 60 дукатов; каждое из вышеупомянутых детей по одному дукату, а Иозефа Анна Гебхарт два  дукату.

На блестящем балу в Богемской зале граф пробыл около часа в тамошнем обществе, а в 8 часов посетил бал, данный в беседке.

Кроме посетителей вод и жителей Карлсбада, из окрестностей стеклось на эти празднества множество народа.

При отъезде графа, 14 Июля, офицеры-стрелки верхами провожали его до Бюшау.

 

1799.

11 Июня прибыла с лечебными целями в Карлсбад Русская великая княгиня Анна, урожденная герцогиня Кобургская, супруга великаго князя Константина; она прожила здесь 6 недель. Стрелковое Общество устроило парад и, встретив ея у ея дома, приветствовало от имени города. За такое выражение внимания великая княгиня пожаловала 50  дукатов.

16 Июня прибыл сюда в 5-й раз граф Алексей Орлов-Чесменский. Как и прошлые раза, он был радостно встречен стрелками и пожаловал 12 дукатов на устройство стрельбы доступной всем, которая имела место за Пупповой алеей; там для этого поставили много беседок и скамеек. Граф Орлов и другие дворяне принимали участие в стрельбе; особенно же изумили своими меткими выстрелами из пистолета Русский посланник при Берлинском дворе граф Панин и барон Гюнербейн: без промаха попадали они в самыя маленькия мишени, в деревяшки, цветы, кораблики, колеблющиеся на воде.

До стрельбы и после нея стрелки прошли парадным маршем перед домом великой княгини. Во время стрельбы всех угощали пивом.

10 Июля 1799 граф Алексей Орлов-Чесменский опятъ праздновал день тезоименитства его величества  Павла I-го.  Он дал на устрой-

 

 

265

ство праздничной стрелъбы 15 дукатов и сам сказал, чтобы пригласили великую княгиню. 9 Июля поутру стрелки парадно маршировали перед домом великой княгини, а их глава Зейдль принес ей всепокорное приглашение и просил наметить на мишени цель. Затем они отправились на тир, устроенный за аллеей, где были разставлены ради этого случая нарядныя беседки и граф Орлов дал для пользующихся водами большой завтрак в Саксонской зале; на нем присутствовала и великая княгиня. После завтрака она в сопровождении большой свиты и графа Орлова почтила своим посещением стрельбу. Стрелки выстроились шпалерами, и 40 мальчиков и девочек встретили (как и в прошлом году) высоких гостей. Анна Гебхарт обратилась с приветствием к ея высочеству и подала ей  букет.

Приближающаяся гроза принудила высоких гостей поскорее возвратиться в Саксонскую залу, где около 5 часов вечера начались танцы. Для народа граф Орлов устроил цирковое представление, а вечером концерт, в котором пела Мамзель Толиани, играл на скрипке гофмейстер, а на роге музыкант из капеллы его сиятельства.

Стрельбу продолжали и 10 Июля поутру. Его сиятельство предложил для некоторых важных особ завтрак в доме «Белый Лев,» затем для всех посетителей вод в верхней зале Пуппа бал с свободным входом для каждаго, а в нижней—большой ужин. Аллея, ведущая к Пупповой зале, была извне и изнутри освещена 6000 ламп, средняя аллея 300 разноцветными фонарями, в конце которой был воздвигнут разноцветный, великолепный храм в 12 локтей вышины и в 10 ширины, для украшения коего употребили 100 локтей холста и очень много атласа, который выглядывал кое-где из под холста. В середине храма между колоннами красовались имена Русскаго Императора и Императрицы, а кругом коронкою все остальныя имена царствующаго дома. Вверху сияло солнце, которое вращалось; потолок многоцветный был по истине чудно сделан. Этот храм возбуждал восхищение во всех, приходивших посмотреть на праздник (Соорудили его столяр Венцль Штор, Франц Кнолль и Каспар Гебхарт).

Стрельба затянулась на 11-е Июля и была окончена лишь к полудню. Господа граф Панин, граф Александр и барон Гюнербейн взбудили и этот раз всеобщее удивление своею необыкновенно верною стрельбою из пистолета.

 

 

266

В 2 часа его сиятельство дал стрелкам обед на 150 приборов, затем представление и бал в зале «Веселаго Дома», а в заключение праздника на Браухаузском лугу сжег фейерверк, нарочно приготовленный для этой цели в Дрездене.

2 Августа 1799, в день рождения Ея Величества Императрицы Российской, граф Орлов пожаловал 15 дукатов на устройства третьяго стрельбища; оно и на этот раз имело место сзади аллеи.

Лучший выстрел по мишени выиграл в честь графини Орловой Иосиф Петер (мишень № 101).

Вечером граф приказал сжечь фейерверк. Так как по Русскому календарю день св. Анны падает на 6 Августа, то стрелки устроили внизу Трехкрестовой горы иллюминацию «Vive Anne d'Orloff». Перед своим отъездом граф пожаловал обществу еще 55 дукатов. Все общество при отъезде графа выстроилось невдалеке от Пражских   ворот   и   провожало   своего   высокаго   покровителя   до Бюшау.

 

1800.

10 Июня 1800 года прибыл в Карлсбад в шестой раз полный генерал граф Орлов-Чесменский; пробыл он лишь до 29 Июня. 12 Июня он был встречен Обществом стрелков, как и прежде, с всем почетом.

В этот день был канун тезоименитства принца Антона. Принц Антон, герцог Саксонский (брат курфюрста Августа Фридриха Саксонскаго). Граф Орлов приказал иллюминировать при громкой музыке на Трехкрестовой горе надпись: «да здравствуют принц Антон и его супруга». Затем он пожаловал Стрелковому Обществу для устроения дворянской стрельбы 15 дукатов. Она состоялась 23 и 24 Июня на лугу за аллеею. Принц Антон и граф Орлов почтили стрельбище своим посещением. Граф Александр и этот раз стрелял прекрасно. Отъезжая граф пожаловал стрелкам 150 имперских гульденов и был, как прежде, при многочисленных благих пожеланиях, провожаем стрелковыми офицерами простыми стрелками и горожанами до Бюшау.

 

1801.

В 1801 году граф Орлов Чесменский собрался еще раз посетить Карльсбад и заказал уже себе помещение в гостиннице «Три Жаворонка» на площади; но в это время взошел на престол

 

 

267

Александр I-й. Граф получил собственноручное приглашение вернуться в Россию. В силу этого приезд в Карлсбад не состоялся. Сие почетное происшествие побудило Стрелковое Общество отправить графу поздравительное послание; в нем выражалась глубокая благодарность и просьба, чтобы его сиятельство и в далекой России благосклонно вспоминал о Карлсбаде и Стрелковом Обществе. На это последовал от графа нижеследующий ответ: «Наиуважаемые господа! Приношу вам лучшую благодарность за ваши добропожелания. С удовольствием буду я вспоминать о том почете, который вы всегда оказывали мне во время моего пребывания в Карлсбаде. Очень жалею, что теперь не буду иметь более удовольствия принимать участие в ваших удовольствиях; но я надеюсь со временем, если по милости Божией буду жив и здоров, снова увеличить число компании почтенных стрелков. Желаю вам благополучия, веселья и новой приятной встречи. Пребываю всегда в полном благорасположении к почтенному Стрелковому Обществу граф Алексей Орлов-Чесменский».

 

«Р. S. Вашу форму я буду старательно беречь для последующаго могущаго быть употребления».

 

Как последнюю память от графа Орлова, Общество получило новое знамя. Граф, заметив, что, знамя всемилостивейше пожалованное Стрелковому Обществу в 1732 году императором Карлом VI, от долгаго употребления очень испортилось, заказал в Дрездене новое, вполне похожее на старое, и прислал его 8 Июня 1801 г с графинею Бахметевой *). Оно впервыя было носимо 4 Октября  1801  года в торжественной церковной процессии.

 

 

*)   Марья Семеновна   Бахметева, близкая приятельница графа Алексея Григорьевича. Говорят, сохранились ея письма к нему. Они должны быть любопытны, как все относящееся к этому необыкновенному человеку.          П. Б.