Аракчеев А.А. Письмо графа Аракчеева к графине Канкриной / Примеч. П.А. Вяземского // Русский архив, 1868. – Изд. 2-е. – М., 1869. – Стб. 281-283.

 

 

ПИСЬМО ГРАФА АРАКЧЕЕВА К ГРАФИНЕ КАНКРИНОЙ (*)

 

Милостивая государыня графиня почтенная кума Екатерина Захаровна.

На кануне великаго празника, я получил от вашего сиятельства прекрасной подарок, ковер вашей работы, за которой приношу вам, милостивая государыня, мою истинную благодарность, что вы так добры и любите деревенскаго больнова старика, за что да наградит Господъ Бог все ваше почтенное семейство Божиею благодатию.

Приказание вашего сиятельства я не исполнил: труды ваши не могут лежать под моими креслами, а я оной ковер употребил в спальне нашего общаго благодетеля покойнаго императора Александра Благословеннаго, у того стола под его стул, где он изволил всегда в Грузине 10-ть лет работать дела отечества нашего со свойственною его милостию. — Да пребудет сей ваш подарок у меня, между протчими для моего воспоминания приятными вещами.

(*) Подлинник сохранился в бумагах князя П. А. Вяземскаго и получен был князем от графини Е.3. Канкриной.   П.Б.

 

 

 

282

Поздравляю ваше сиятельство с наступающим великим праздником, с коим прошу принять труд поздравить от меня и почтеннаго графа Егора Францовича.

Обещание ваше посетить наступающим летом меня старика в моем монастыре, я приемлю с благодарностию и буду ожидать вашего об ином уведомления.

С истинным почтением честь имею быть на всегда

Вашего сиятельства, милостивой государыни, покорный слуга

 

Граф Аракчеев.

 

Грузино,

 1 апреля 1833 г.

 

Примечание. Как строго ни суди о государственной деятельности и значении графа Аракчеева, но все-же нельзя не признать в нем глубокаго и трогательнаго чувства привязанности и преданности к памяти императоров Павла I и Александра I. Это чувство не просто царедворческое, но в нем есть даже что-то рыцарское и поэтическое, как ни смешно и дико может показаться, с перваго взгляда, сочетание подобных прилагательных с лицом, известным современникам под именем: Аракчеев. Впрочем, это лицо, как и многия другия лица современной истории, ожидают еще вернаго, строгаго, но и безпристрастнаго суда истории потомственной, которая часто проверяет и очищает приговоры и суждения истории современной: ибо в этой последней нередко имеют слишком большое значение сплетни, предубеждения, личности и страсти текущего дня. Разумеется, из этих слов не должно выводить какого либо притязания на апологию Аракчеева. Мы говорим только о необходимости скептической воздержности в отношении к резким, исключительным и, по большей части, опромечтивым оценкам так назы-

 

 

 

283

ваемаго общественнаго мнения. Если есть поговорка: „Глас Божий глас народа", то не следует забывать, что есть и другая: „Людская молва, что морская волна ".

 

Князь Вяземский.

 

 Use OpenOffice.org