Аракчеев А.А. [Письма 1796-1979 гг.] / Сообщ. А.И. Макшеев // Русская старина, 1891. – Т. 71. - № 8. – С. 404-407. – Под загл.: Алексей Андреевич Аракчеев в 1796-1797 гг.

 

 

АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ АРАКЧЕЕВ.

в 1796—1797 гг.

 

 

Вмеcте с   наследством  части   родоваго  имения  графа, А. А. Аракчеева и потом его двоюродной тетки Н. Н. Жеребцовой, мне досталось несколько бумаг, портретов и других предметов, не лишенных интереса, именно:

1) Несколько писем А. А. Аракчеева к его брату Андрею Андреевичу, писанных в январе и феврале 1796 года из Гатчины в Петербург. Письма эти наглядно представляют весьма скромный быт и узкий кругозор человека, сделавшагося чрез несколько месяцев после этого богатым и знатным и достигшаго потом значения одного из самых влиятельных государственных деятелей. С этой точки зрения письма любопытны и я считаю возможным напечатать из них четыре, от 11, 14, 18 и 24 февраля 1796 года.

2) Неподписанный дублет подлинной высочайшей грамоты на пергаменте, с золотыми буквами и акварельными рисунками, о пожаловании генерал - маиору А. А. Аракчееву 4 декабря 1796 г. двух тысяч душ в вечное и потомственное владение и о назначении 12 декабря к отдаче села Грузино с деревнями. Лист пергамента имеет слишком 11 вершков в одну и 8 в другую сторону. На первой странице написано золотыми буквами полный императорский титул и вокруг его рама составлена из вензеля императора, государственнаго и губернских гербов, военной арматуры и лавровых ветвей; а на второй и третьей страницах помещены текст грамоты, в котором золотыми буквами написаны

 

 

405

только слова Мы, Нашей и проч., и вокруг четырех - угольныя рамы с императорскими вензелями, гирляндами, арабесками и изображениями Минервы, Марса, Цереры и, если не ошибаюсь, Юноны. Акварельные рисунки исполнены тщательно и со вкусом. Текст грамоты можно также напечатать, но воспроизводить ее вполне едва-ли возможно!

3)  Полный  портрет  Аракчеева   (14 1/2 и 11 вершков), писанный масляными  красками, вероятно,  в последние годы прошлаго столетия, так как  Аракчеев  изображен  на нем с Александровскою  лентою,   которую  он  получил в 1797 году,   и напудренный. По мягкости и манере письма и по художественности отделки, портрет этот знатоки приписывают Лампе.

4)  Такой-же  величины  и  в  такой же золоченой  рамке   портрет Н. Н. Жеребцовой, писанный самоучкою, бежицкою купчихою   Анною  Роговою. Вероятно, граф   подарил  свой  портрет Н. Н. Жеребцовой, которую он очень уважал, и она сделала в pendant к этому портрету свой.

5)  Прекрасный  портрет  матери графа, Елисаветы  Андреевны Аракчеевой, писанный в   1809   году  Ромбауером.  Портрет этот тоже в золоченой раме,   но гораздо   больше   предыдущих (1 1/2  и 1 аршин).

6)  Портрет великаго князя Павла Петровича, в молодых его годах, без рамы.

7)  Довольно большая мраморная модель (около аршина высоты) памятника Екатерины II, состоящая из пьедестала и обелиска с золотым вензелем императрицы. Кем была  сделана эта модель и осуществлена-ли она где либо?—мне неизвестно.

Последние два номера (№№ 6 и 7) находятся не в Петербурге и потому я не могу им сделать точнаго описания.

А. И. Макшеев.

6 декабря 1887 года.

 

 

I.

Гатчина, 11 февраля 1796 г.

„Милостивый государь, братец Андрей Андреевич, приношу мою нижайшую благодарность за ваше угощение и за ваши ласки, которыя я буду стараться заслужить: при сем отправил я к вам лошадь; и посылаю пять бутылок пустых, в которыя прошу взять полынковаго вина, и завязав, и запечатав прислать с Васькой; также и полпива, только прикажите запечатать, а деньги за вино прошу заплатить из оставленных у вас четырех рублей.

 

 

406

Я доехал до Гатчины в 11-мъ часу, слава Богу благополучно, также и здесь все по здорову; при сем, братец, прилагаю свою наипокорнейшую просьбу, а именно прилагаю при сем денег пять рублей, прошу баньшка (?) потрудиться купить мне кинарейку хотя одну, только хорошинкую и клетку и когда купите, то купите и кинареешнаго семя; вы оным меня чрезвычайно обяжете в протчем пребываю вам сердечным братом Алексей Аракчеев. Милостивому государю дядюшке Василию Михайловичу и любезному братцу Федору Константиновичу мое усердное почтение. Сожалею очень, скажите им обо всех вас, что скоро растался, и мало выиграл в лимуш (?) чего очень жаль, очень жаль; прошу уведомить, чем вчерашняя после меня игра кончилась.

При сем посылаю с Васькой жалованье Капейкину 2 руб. 95 коп., прошу обоим сказать, чтобы оныя деньги не пропили, при сем прилагаю вам записку о порохе для вас; прошу у брата Федора Константиновича спросить сколько человеку его в счет дать денег на дорогу и надобно ему деньги, чтобы он уведомил".

На письме помета: „Получено 1796 г. февраля 12 дня. Отвечал".

 

II.

14-го февраля 1796 г.

„Милостивый государь, братец Андрей Андреевич, прилагаю при сем письмо к Петру Федоровичу Вычдомскому и посылаю нарочнаго унтер-офицера Гретпина, которому прошу, братец, отдать письмо и приказать показать ему его квартиру, послав с ним человека, а если возможно и время есть, то сами с ним потрудитесь. Благодарю вас за полпиво и вино; прошу не забыть о кинарейке; купчую получил; завтра отправлю с человеком брата, Федора Константиновича, в протчем прошу свидетельствовать мое почтение дядюшки Василию Михайловичу и братцу Федору Константиновичу и остаюея ваш верный брат и слуга Алексей Аракчеев. Прошу сказать брату Федору Константиновичу, чтобы он уведомил меня, был-ли он у Николая Федоровича Муравьева и справлялся-ли о своем деле; да прошу покорно и ради Бога приехать по скорее к нам всем в Гатчину.

Батюшка братец, прошу вас письмо к Вычдомскому не держать, а отправить и хорошо, если бы сами поскорее; да я уже батюшка братец, уверен, что как скоро публикуется в газетах, то вы потрудитесь и явитесь к торгу, чем заставите вечно быть обязанным, а меня чрез нарочнаго уведомите, то есть отправите десятскаго.

 

 

407

Любезному другу Петру Федоровичу Ставитскому мое почтение, также Раздеришину скажите, если кто будет давать за (слово не разобрано) и за мухту 50 рублей, так бы отдавал".

На письме помета: „Получено 1796 г. февраля 15-го; отвечал".

 

III.

18-го февраля 1796 г.

„Милостивый государь, братец Андрей Андреевич, покорно благодарю вас за уведомление и старание ваше, что я истинно чувствую; при сем посылаю Антошку для покупок, прошу взять у него денег, приказать взять из погреба шампанскаго, водки сладкой один штоф; французской рому бутылку, да наливки, которой сорт подешевле, две бутылки, да бишеву одну бутылку, и все оное привести завтра самому, я завтра уже стану вас дожидать к обеду, только пожалуй, братец, приезжайте ради Бога и вы, тем обяжете того, который есть ваш верный брат и слуга Алексей Аракчеев.

Дядюшки и брату мое почтение и дожидаюся вас завтра к обеду, да не худо бы, если бы и Ставитскаго привезли, уговорите его и притащите".

 

IV.

24-го февраля 1796 г.

„Милостивый государь, братец Андрей Андреевич, благодарю вас покорно за посещение, что прошу сказать и дядюшке, при сем посылаю к брату Федору Константиновичу письма, прошу его наставить; да посылаю 80 коп. денег, прошу приказать купить две бутылки полыннаго белаго вина; в протчем более писать не имию как только, что моя шея и плечо очень еще болят, с сим остался ваш верный брат Алексей Аракчеев".

На письме помета: „онаго-ж числа получено. Отвечал".

 

Сообщ. 13 декабря 1887 г.

А. И. Макшеев.