Авель. Житие и страдание отца монаха Авеля // Русская старина, 1875. – Т. 12. - № 2. – С. 415-427.

 

 

 

 

ПРЕДСКАЗАТЕЛЬ MOHAX АВЕЛЬ.

1757—1841.

 

Александр   Михайлович   Каховский,   брат по матери Алексея Петровича Ермолова,   в царствование  императора Павла проживал спокойно в своей деревни Смолевичи, находящейся в 40 верстах от Смоленска. Независимое положение Каховскаго, любовь и уважениe,   коими он везде пользовался,  возбудили  против него зависть и ненависть смоленскаго губернатора Тредьяковскаго, который заключил по этому случаю дружеский союз с известным в то время доносчиком Линденером. Каховский и все его ближайшие знакомые были схвачены и посажены в разныя крепости, под тем предлогом,  что  будто бы  они  что-то умышляли  против  правительства Приказано было арестовать и А. П. Ермолова,   проживавшаго в то время в Несвиже.  Хотя вскоре последовало из Петербурга высочайшее  повеление о прощении арестованных,  так как извет об них не подтвердился,  однако Линденер, донося государю об исполнении его воли,  изъявил сожаление, что его величество помиловал шайку разбойников. Через две недели после этого приказано было  представить  Ермолова  со всеми  его бумагами  в Петербург Здесь не оказалось за ним ни какой вины, кроме той,   что он— брат   Каховскаго и что оба они   „из одного гнезда и одного  духа".  Ермолов  посажен   был в Петропавловскую  крепость,  из которой,   через три месяца,   был  отправлен к костромскому губернатору,   для отсылки  в леса Макарьева  на Унже.   По просьбе губернаторскаго сына, бывшаго сотоварища Ермолова по ученью, губернатор донес в Петербург, что, в видах лучшаго наблюдения за присланным  государственным  преступником,   он предпочел оставить его в Костроме. Такое распоряжение было одобрено, и Ермолов оставался здесь довольно долго.

 

 

415

„В это время,— разсказывал впоследствии А. П. Ермолов,— проживал в Костроме некто Авель, который был одарен способностью верно предсказывать будущее. Находясь однажды за столом у губернатора Лумпа, Авель предсказал день и час кончины императрицы Екатерины с необычайной верностью. Простившись с жителями Костромы, он объявил им о намерении своем поговорить с государем Павлом Петровичем, но был, по приказанию его величества, посажен в крепость, из которой однако скоро выпущен. Возвратившись в Кострому, Авель тоже предсказал день и час кончины императора Павла. Все предсказанное Авелем буквально сбылось. Этот Авель находился в Москве во время коронации императора Николая".1)

Кто же был этот прорицатель Авель?

Мы имееем возможность ответить на этот вопросъ, так как располагаем документами, относящимися к личности Авеля. Документы эта следующие:

1)   Две тетрадки, в малую 8-ю долю, написанныя по-славянски; на первой странице этих „книжек" изображены разные кружки, литеры славянской азбуки и точки треугольником, среди которых написано: „печать Господа Бога и Христа его".  В этих тетрадках содержатся: а) „Житие и страдание отца и монаха Авеля"; б) „Жизнь и житие отца нашего  Дадамия";  в) „Сказание о существе, что  есть существо  Божие и  Божество";   г) „Бытия книга первая".   В одной из этих тетрадок, на 28-ми страницах, находятся разные символические круги,   фигуры с буквами славянской азбуки и счета,   при них находится краткое толкование.

2)  Тетрадка (в 16-ю д.) в двух экземплярах, озаглавленная: „Церковныя  потребы монаха Авеля";   в ней сокращенно изложена „Книга Бытия", помещенная в первых двух тетрадках.

3)   12 писем Авеля к графини  Прасковье Андреевне  Потемкиной, писанныя то по-славянски, то обыкновенным почерком; все письма относятся к 1816 и 1816 гг.; .и

4)  Письмо   Авеля  к  В.   О.  Ковалеву,   управляющему фабрикой гр. П. А. Потемкиной в Глушкове (1816 г.).

Всем этим материалом мы нашли более удобным воспользоваться таким образом, что сначала помещаем жизнеописание Авеля в подлиннике, с изменением только самых крупных орфографических неправильностей и с пропуском некоторых мистических

1) «Чтения Ими. общ. истории и древностей российских», 1863 г., книга IV. Смесъ, стр. 217—222.

 

 

416

измышлений; затем обращаем внимание на статьи Авеля, заключающияся  в  помянутых  тетрадках,   наконец   говорим о письмах его. Из всех последних документов мы выписываем лишь некоторыя, наиболее характерныя места.

Ред.

 

 

Житие и страднание отца и монаха Авеля

 

Сей отец Авель родяся  в северных странах,   в Московских пределах, в Тульской губернии, Алексенской округи, Соломенской   волости,  деревня Акулова,  приход церкви Илья пророк. Рождение сего монаха Авеля в лето от Адама семь тысяч  и  двести  шестьдесят  и в пять годов,   а от Бога Слова—тысяча и семьсот пятьдесят и в семь годов. Зачатия ему было и основание месяца июня и месяца сентября в пятое число; а изображение ему и рождение месяца декабря и марта в самое равноденствие: и дано имя ему, якоже и всем чело веком, марта седьмаго числа.   Жизни  отцу Авелю,   от Бога положено, восемьдесят и три года и четыре месяца; а потом плоть и дух его обновится, и  душа его изобразится яко Ангел и яко Архангел. И воцарится..........на тысячу годов,........царство возстанет; когда от Адама будет семь тысяч  и триста  и пятьдесят годов,   в то убо время  воцарятся..........вси избранные его и вси святые его.

И процарствуют с ним тысячу и пятьдесят годов, и будет   в то время   по всей земли  стадо едино   и  пастырь в них един: в них же вся благая и вся преблагая, вся святая и вся пресвятая,   вся совершенная и вся пресовершенная. И процарстиуют тако.........., как выше сказано, тысячу и пятьдесят годов; и будет в то время от Адама восемь тысяч и четыреста годов,   потом же  мертвые возстанут и живые обновятся; и будет всем решение и всем разделение: которые воскреснут в жизнь вечную и в жизнь безсмертную,  а которые предадятся смерти и тлению и в вечную погибель; а прочая о семъ в других книгах. А мы ныне возвратимся   на первое и окончаем жизнь и житие отца Авеля. Его жизнь достойна ужаса и удивления. Родители его бяша земледельцы, а другое у них художество коновальная работа; научили тому ж

 

 

417

своего отрока   отца  Авеля.   Он же  о   сем мало внимаша, а больше у него внимание  о Божестве,  и о божественных судьбах; сие желание   ему от юности его,   еще от чрева матери  своея: и совершися то ему в нынешние года.   Ныне ему от рождения девять на десять годов.  И пойдя он с сего года в южныя страны  и в западныя;  потом в восточныя и в прочее грады и области:  и  хождаша  тако  странствуя  девять годов. Наконец же сего пришел в самую северную страну, и вселился там в Валаамский монастырь, который Новгородской   и   Санктпетербургской   епархии,   Сердобольской   округи. Стоит  сей  монастырь   на острову  на Ладожском озере, от мира весьма  удален.  В то время в нем   был начальник  игумен Назарей: жизни духовной и разум в нем здравый. И принял он отца Авеля  в свой  монастырь  как должно, со всякою любовию;   дал ему келью  и послушание  и  вся потребная; потом же приказал ему ходить, вкупе с братею, в церковь и в трапезу, и во вся нужная послушания. Отец же Авель пожил в монастыре токмо един год, вникая и присматривая всю монастырскую  жизнь  и весь  духовный  чин и  благочестие.  И видя   во всем  поряяок и совершенство, как в древле было в пустынных монастырях, и похвали о сем Бога и Божию Матерь.

 

ЗАЧАЛО ВТОРОЕ

Посему-ж отец Авель взял от игумена благословение и отыде  в пустыню;   которая  пустыня на том же острову недалеча от монастыря: и вселился в той пустыне един и соединым. А в них же и между их, сам Господь Бог Вседержитель;  вся  в них исправляя,   и вся совершая,  и всему полагая начало и конец  и всему решение:   ибо Он есть вся и во всех и вся действуя. И начал отец Авель в той пустыни прилагать труды ко трудам,  и подвиг  к подвигу; и явися от того ему многия скорби  и великия  тяжести, душевныя и телесныя. Попусти Господь Бог на него искусы, великие и превеликие, и едва в меру ему понести; посла на него темных духов множество и многое: да искусится теми искусами  яко злато в горниле. Отец же Авель, видя над собою таковое приключение,  и нача изнемогать  и во отчаяние приходить; и рече в себе: „Господи помилуй и не введи меня во искушение выше силы моея". Посему ж отец Авель нача видеть темных духов и с ними говорить, спрашивая их:   кто их послал

 

 

418

к нему? они же отвещаваху к нему и рекоша:  „нас послал  к тебе тот, кто и тебя в cиe место послал". И много у них было разговора и спора,  но ни что же  их успе,   а токмо то в срамоту себе и на поругание:   отец Авель  показался над ними страшный воин.   Господь же видя раба  своего таковую брань творяща с безплотными духами и рече к нему, сказывая ему тайная и безвестная,  и что будет ему и что будет всему миру: и прочая таковая многая и множество. Темныя же духи ощутили cиe, яко сам Господь Бог беседует со отцем Авелем; и бысть вси невидимы  во мгновения ока:   ужасошася и бежаша. Посему-ж взяли отца Авеля два духа... (Далее (Составитель жития Авеля разсказывает как он от высших сих получил великой дар прорицания судеб будущаго).... и рекоша ему: „буди ты новый Адам, и древни отец Дадамей, и напиши яже видел еси: и скажи яже слышал еси. Но не всем скажи и не всем напиши, а токмо избранным моим; и токмо святым моим; тем напиши, которые могут вместить наши словеса и наша наказания. Тем и скажи и напиши. И прочая таковая многая к нему глаголаша.

 

ЗАЧАЛО ТРЕТИЕ.

 

Отец  же Авель  пришед   в себя,   и нача  с того время писать и сказывать, что вместно человеку; cиe ему видите было в  тридесятое   лето жизни его   и  совершилось  в  тридесять  годов. Странствовать он пошел двадцати годов, на Валаам, пришел двадцати и осьми годов;   тот год  был от Бога Слова—тысяча и семьсот восемьдесят и пять, месяц октябрь, по солнечным первое число. И случися cиe ему видиние; дивное видиние и предивное одному в пустыне — в лето от Адама семь тысяч  и двести  девяносто   и  в пятом году,   месяца  ноября   по солнечным  в первое число,  с полунощи и продолжалась как не меньше тридесяти часов. С того убо время начал писать   и  сказывать  что кому вместно.   И велено ему выйти  из пустыни  в монастырь.  И пришел   он  в монастырь того-ж года, месяца февраля в первое число и вшел в  церковь Успения Пресвятыя Богородицы. И  стал  посреди церкви весь исполнен умиления и радости, взирая на красоту церковную и на образ  Божия Матери.......   (Далее разсказывается  новое  видение,  будто бы осенившее  Авеля,   при чем будто бы необъяснимая  сила).....  внидя во внутренняя  его;  и соединился  с ним,  якобы един-----человек. И нача в

 

 

419

нем и им делать и действовать, якобы природным своим естеством; и дотоле действовали в нем, дондеже всему его изучи и всему его научи............и вселися в сосуд, который на то уготован еще издревле. И от того время отец Авель стал вся познавать и вся разумевать: (неведомая сила) наставляя его и вразумляя всей мудрости и всей премудрости. Посему-ж  отец  Авель вышел  из Валаамскаго монастыря, тако ему велено действом (той силы); сказывать и проповедывать тайны Божии и судьбы его. И ходил он тако по разным монастырям и пустыням девять годов; обошел многия страны и грады:  сказывал и проповедовал  волю Божию и страшный суд Его. Наконец же того время, пришел он на реку Волгу. И вселился в монастырь  Николая  Чудотворца,   званием  той монастырь Бабайки, Костромской епархии. В то время настоятель в той обители был именем Савва, жизни простой;  послушание в той обители было отцу Авелю:  в церковь ходить и в трапезу, и в них петь и читать, а между тем писать и слагать, и книги сочинять.  И написал он в той обители книгу мудрую  и  премудрую,........   в ней же написано   о царской фамилии. В то время царствовала в Российской земле Вторая Екатерина; и показал ту книгу одному брату, имя ему отец Аркадий; он же ту книгу показал настоятелю той обители. Настоятель же собрал братию, и сотвориша совет: ту книгу и отца Авеля отправить в Кострому, в духовную консисторию;  и бысть тако отправлен.   Духовная же консистория: архимандрит,  игумен,  протопоп,  благочинный  и  пятый с ними  секретарь — полное  собрание,   получили  ту книгу и отца Авеля.  И вопросили его он-ли ту книгу писал?  И от чего взял писать, и. взяли с него сказку, его дело то и отчего он  писал;   и послали ту книгу и при ней сказку ко своему apxиерею. В то время в Костроме был архиерей-епископ Павел. Егда-ж получил епископ Павел ту книгу и при ней сказку, и приказал отца Авеля привесть пред себя;  и сказал ему: "cия твоя книга написана под смертною казнию". Потом повелел   его  отправить  в губернское  правление и книгу его с ним. И бысть тако отправлен отец Авель в то правление, и книга его с ним, при ней же и рапорт.

 

ЧАСТЬ II.

ЗАЧАЛО IV.

Губернатор же и советники его приняли отца  Авеля и книгу его и видеша в ней мудрая и премудрая, а наипаче напи-

 

 

420

сано в ней царския имена и царские секреты. И приказали его на время отвезть в костромской острог. Потом отправили отца Авеля и книгу его с ним на почтовых в Сапктпетербург в сенат; с ним же для караула прапорщик и солдат. И привезен бысть прямо в дом генерала Самойлова; в то время он был главнокомандующий всему сенату. Приняли отца Авеля господин Макаров и Крюков. И доложили о том самому Самойлову. Самойлов же разсмотрел ту отца Авеля книгу, и нашел в ней написано: якобы государыня Вторая Екатерина, лишится скоро сей жизни. И смерть ей приключится скоропостижная, и прочая таковая написано в той книге. Самойлов же видя сие, и зело о том смутился; и скоро призвал к себе отца Авеля. И рече к нему с яростию глагола: „како ты злая глава смела писать такие титлы на земнаго бога!" и удари его трикраты по лицу, спрашивая его подробну: кто его научил такие секреты писать, и отчего взял такую премудрую книгу составить? Отец же Авель стояша пред ним весь в благости, и весь в божественных действах. И отвещавая к нему тихим гласом и смиренным взором; рече: меня научилъ писать сию книгу тот, кто сотворил небо и землю, и вся яже в них: тот же повелел мне и все секреты составлять. Самойлов же cиe слыша, и вмени вся в юродство; и приказал отца Авеля посадить под секрет в тайную; а сам сделал доклад самой государыни. Она же спросила Самойлова, кто он (Авель) такой есть и откуда? потом приказала отца Авеля отправить в Шлюшенбургскую крепость,— в число секретных арестантов, и быть тамо ему до смерти живота своего. Cие дело было в лето от Бога Слова—тысяча и семь сот и девяноста в шестом году, месяца февраля и марта с первых чисел. И бысть тако заключен отец Авель в ту крепость, по имянному повелению государыни Екатерины. И был он там всего время—десять месяцев и десять дней. Послушание ему было в той крепости: молиться и поститься, плакать и рыдать и к Богу слезы проливать, сетовать и воздыхать и горько рыдать; при том же ему еще послушание, Бога и глубину его постигать. И проводи тако время отец Авель, в той Шлюшенской крепости, до смерти государыни Екатерины. И после того еще содержался месяц и пять дней. Потом же егда скончалась Вторая Екатерина, а вместо ей воцарился сын ея Павел; и нача сей государь исправлять что ему должно; генерала Самойлова сменил. А

 

 

421

вместо его поставлен князь Куракин. И нашлась та книга в секретных делах,— которую написал отец Авель; нашел ее князь Куракин и иоказал ту книгу самому государю Павлу.

Государь же Павел скоро повелел сыскать того человека, который написал ту книгу и сказано ему: тот человек заключен в Шлюшенской  крепости,  в вечное   забвение.   Он же немедля  послал в ту крепость самого  князя Куракина разсмотреть всех арестантов; и спросить их лично, кто за что заключен, и снять со всех железныя оковы. А монаха Авеля взять в Петербург, к лицу самого государя Павла. И бысть тако. Князь Куракин вся исправил и вся совершил: с тех со  всех  арестантов снял железныя оковы,   и сказал им ожидать милость Божию;   а монаха отца Авеля представил во дворец к самому его величеству императору Павлу.

 

ЗАЧАЛО ПЯТОЕ.

Император же Павел принял отца Авеля во свою комнату, принял его со страхом и с радостиюо и рече к нему: „Владыко отче благослови меня и весь дом мой:  дабы ваше блаословение было нам во благое". Отец же Авель на то отвеща к нему:   „Благословен Господь Богъ всегда  и  во веки  веков". И спросил у него (царь), что он желает: в монастырь ли быть монахом, или избери род жизни какую другую.  Он же паки к нему отвещал и глагола: „Ваше величество, всемилостивейший мой благодетель, от юности мое желание быть монахом, и служить Богу и Божеству его".   Государь же Павел поговорил с ним еще что нужно и спросил у него по секрету: что ему случится; потом тому-ж князю Куракину приказал отвесть (Авеля) в Невский монастырь, в число братства. И по  желанию  его   облечь   в монашество,  дать ему покой  и вся потребная; приказано cиe дело выполнить митрополиту Гавриилу от самаго государя Павла,   чрез князя Куракина. Митрополит же Гавриил видя такое  дело,   и со страхом удивися вкупе же и ужасеся.  И рече ко отцу Авелю:   будет  вся исполнено  по вашему желанию;   потом облече  его  в черное одеяние  и  во всю славу монашества,   по имянному   повелению самаго государя; и приказал ему митрополит вкупе с братиею ходить в церковь и в трапезу, и на вся нужная послушание. Отец же Авель пожил в Невском монастыре токмо един год; потом паки и абие пошел в Валаамский монастырь, по докладу (т. е. с разрешения государя) Павла, и составил там

 

 

422

другую книгу, подобну первой, еще и важнее, и отдал ее игумену отцу Назарию; онъ же показал ту книгу своему казначею и прочим братиям и сотвориша совета послать ту книгу в  Петербург митрополиту.   Митрополит же получил ту книгу, и видя в ней написано тайная и безвестная, и ничто же ему понятна; и скоро ту книгу послал в секретную палату,  где совершаются   важные  секреты,  и   государственная  дукаменты. В той палате  начальник   господин  генерал Макаров. И видя сей Макаров ту книгу, и в ней написано вся ему непонятная. И доложил о том генералу, который управляет весь сенат;   той же   доложи самому государю Павлу. Государь же  скоро повелел взять с Валаама отца Авеля, и заключить его в Петропавловскую крепость. И быстъ тако. Взяли отца Авеля из Валаамскаго монастыря, и заключили в ту крепость. И был он Авель там, дондеже государь Павел скончался, а вместо его воцарился сын его Александр.  Послушание  отцу   Авелю было в Петропавловской крепости тож самое, что ему было в Шлюшенбурской крепости, тож самое время и сидел там: десять месяц и десять дней. Егда-ж воцарился государь Александр, и приказал отца Авеля отправить в Соловецкой монастырь: в число оных монахов,   но токмо  за ним иметь присмотр; потом и свободу получил. И был он на свободе един год и два месяца,   и составил еще третию книгу: в ней же написано, как будет Москва взята и в который год. И дошла та книга до самаго императора Александра. II приказано монаха Авеля a6иe заключить в Соловецкую тюрьму, и быть там ему дотоле, когда сбудутся его пророчества самою вещию. И был отец Авель всего время в Соловецкой тюрьме десять годов и десять месяц; а на воли там жил—един год и два месяца: и того всего время он препроводил в Соловецком монастыре ровно двенадцать годов. И видел в них добрая и недобрая, злая и благая, и всяческая и всякая: еще-ж такия были искусы ему в Соловецкой тюрьме, которые и описать нельзя.  Десять раз был под смертию,  сто раз приходил во отчаяния; тысячу раз находился в непрестанных подвигах, а прочих искусов было отцу Авелю число многочисленное  и  число безчисленное.   Однако благодатию Божаею, ныне он, слава Богу, жив и здоров, и во всем благополучен.

 

 

423

Hыне от Адама семь тысяч и триста и двадесятый год. а от Бога Слова тысяча и восемь сот и второй на десять. И слышим мы в Соловецком монастыре,   яко бы южный царь или западный,   имя ему Наполеон,   пленит грады  и  страны и многияa области, уже и в Москву вшел. И грабит в ней и опустошает все церкви и вся гражданская, и всякъ взывая: Господи помилуй и прости наше согрешение. Согрешихом пред Тобою, и несть достойны нарекатися рабами Твоими; попустил на нас врага и губителя, за грех наш и за беззакония наша! и прочая таковая взываху весь народ и вси людие.  В тож самое время, когда Москва взята, вспомни сам государь пророчество отца Авеля; и скоро приказал князю Голицыну, от лица своего написать письмо в Соловецкой монастырь. В то время начальник там был архимандрит Иларион; написано письмо таким образом:   „монаха отца Авеля выключить  из числа колодников, и включить его в число монахов, на всю полную свободу". Еще-ж приписано:  „ежели он жив и здоров, то ехал бы к нам в Петербург: мы желаем его видеть и с ним нечто поговорить". Тако написано от лица самаго государя, а архимандриту приписано: „дать отцу Авелю на прогон денег, что должно до Петербурга и вся потребная".

И пришло cиe имянное письмо в Соловецкой монастырь в самый Покров,   месяца октября в первое число.  Архимандрит же егда получил таковое письмо, и видя в ней тако написано и зело тому удивися, вкупе же и ужасеся. Зная за собою, что он  отцу Авелю многия делал пакости и во одно время  хотел его совершенно уморить",—и отписал на то письмо князю Голицыну, таким образом: — „ныне отец Авель болен и не может к вам быть, а разве на будущий год весною", а прочая таковая.  Князь же  Голицын егда получил письмо   от  Соловецкаго архимандрита, и показал то письмо самому государю. Государь же приказал сочинить имянной указ святейшему Синоду, и послать тому ж архимандриту: что-бы непременно монаха Авеля выпустить из Соловецкаго монастыря, и дать ему пашпорт во все росайские города и монастыри; при том же,  что бы он всем был доволен, платьем и деньгами.  И видя архимандрит имянной указ,  и приказал с него отцу Авелю написать пашпорт, и отпустить его честно со всяким довольством; а сам сделался болен от многия

 

 

424

печали: порази его Господь лютою болъзнию, тако и скончался Сей Иларион архимандрит уморил невинно двух колодников, посадил их и запер в смертельную тюрьму, в которой не токмо человеку жить нельзя, но и всякому животному невместо: перьвое в той тюрьме темнота и теснота паче меры, второе—голод и холод, нужа и стужа выше естества; треитье дым и угар и сим подобная; четвертое и пятое в той тюрьме,— скудостию одежд и в пищи, и от солдат истязание и pyшание, и, прочая таковая ругательство и озлобление многое и множество. Отец же Авель вся сия слыша и вся cия видя. И нача говорить о том самому архимандриту, и самому офицеру, и всем капралам, и всем солдатам, рече к ним и глагола: „дети, что тако делаете неугодная Господу Богу, и совсем противная Божеству Его? Аще непрестаните от злаго таковаго начинания, то вскоре вси погибните злою смертию и память ваша потребиться от земли живых, чада ваша осиротеют, и жены ваши останутся вдовицами!" Они же сия слышаху от отца Авеля такия речи; и зело на него возропташа и сотвориша между собою совет уморить его. И посадили его в теж самыя тяжкия тюрьмы. И был он там весь великий пост, моляся Господу Богу и призывая имя Святое Его; весь в Бозе и Бог в нем; покры его Господь Богъ благодатию Своею, и Божеством Своим от всех врагов его. После же того вси погибоша враги отца Авеля и память их погибе с шумом; и остался он един и Бог с ним. И нача отец Авель петь песнь победную и песнь спасительную и прочая таковая.

 

ЧАСТЬ III.

ЗАЧАЛО VII

Посему-ж отец Авель взял пашпорт и свободу, во все Poccийкие города и монастыри, и в прочия страны и области. И въшел из Соловецкаго монастыря месяца июня в первое число. Год тот был от Бога Слова—тысяча и восемьсот и третий на десять. И пришел в Петербурга прямо ко князю Голицыну, имя ему и отечество Александр Николаевич, господин благочестив и боголюбив. Князь же Голицын видя отца Авеля, и рад бысть ему до зела; и нача вопрошать его о судъбах Божиих и о правде Его; отец же Авель начал ему сказавать вся и обо всем, от конца веков и до конца, и от начала времеи и до послт,днихъ; он же слыша сия и ужасеся и помысли в сердце другое; потом послал его к митрополиту явиться ему и благословиться от него: отец же Авель

 

 

425

сотворил тако. Пришел в Невский  монастырь, и явился митрополиту Амвросию;   и рече ему:   „благослови владыко святый раба  своего   и отпусти его   с миром и со всякою любовию". Митрополит же увидел отца Авеля, и слыша от него такия речи и отвещал к нему;  „благословен Господь Бог Израилев,   яко  посети сотвори избавление людям Своим и рабу Своему монаху Авелю". Потом благослови его и отпусти, и рече к нему, „буди с тобою во всех путех твоих Ангел Хранитель;"   и прочая таковая изрение и отпусти его   с великим довольством.  Отец   же Авель, видя у себя пашпорт и свободу во все края и области, и потече из Петербурга к югу и к востоку, и в прочия страны и области. И обшед многая и множество. Был в Цареграде и во Иерусалиме, и в Афонских горах; оттуда же паки возвратился в Российскую землю:  и  нашел  такое  место,  где вся своя исправил и вся совершил.   И  всему положил конец и начало, и всему начало и конец; тамъ же и жизнь свою всю скончал: пожил на земли время  довольно,  до   старости  лет  своих. Зачаитя ему было месяца июния, основания сентября; изображения и рождения, месяца декабря и марта.   Жизнь свою скончал месяца генваря,  а погребен февраля.   Тако и решился отец наш Авель. Новый  страдалец....   Жил  всего  время — восемьдесят и три года  и четыре  месяца.   В дому   отца своего жил девять на десять годов.  Странствовал девять годов, потом в монастырях  девять годов;   а после  того  еще отец Авель проводи   десять  годов  и семь на десять годов:   десять годов  проводи в пустынях и в монастырях, и во всех пространствах; а семь на десять годов отец Авель препроводи жизнь свою—в  скоорбях и в теснотах, в гонениях и в бедах,  в напастях  и в тяжестях,   в слезах и в болезнях, и во всех злых приключениях; еще-ж сия жизнь ему была семь на десять годов: в темницах и в затворах, в крепостях и в крепких замках,  в страшных судах, и в тяжких испытаниях; в том же числе был во всех благостях и во всех  радостях,  во всех  изобильствах и во всех довольствах.  Ныне же  отцу Авелю дано пребывать  во всех странах и во всех областях, во всех селах и во всех городах, во всех столицах и во всех пространствах, во всех пустынях и во всех монастырях, во всех темных лесах, и во всех дальных землях; ей тако и действительно: а ум его ныне   находится  и  разум — во всех твердях   .....   во

 

 

426

всех звездах и во всех высотах, во всех царствах и во всех  государствах   ........  в них ликуя и царствуя,  в них господствуя и владычествуя. Cиe верное слово и действительное.  Посему-ж  и  выше сего,   дух  Дадамий и плоть его Адамия родится существом................   И будет тако  всегда и непрестанно и тому не будет конца, ей тако. Аминь