Бантыш-Каменский Д.Н. Жизнь Николая Николаевича Бантыш-Каменского. – М.: тип. Имп. медико-хирургич. акад., 1818. – 79 с.

 

ЖИЗНЬ

НИКОЛАЯ   НИКОЛАЕВИЧА

БАНТЫША-КАМЕНСКАГО.

 

С портретом его.

 

 

Память праведного с похвалами.

Притч. 10. 7.

 

МОСКВА,

В ТИПОГРАФИИ     ИМПЕРАТОРСКОЙ    МЕДИКО-ХИРУРГИЧЕСКОЙ    АКАДЕМИИ.

1818.

 

 

Печатать дозволяется с тем , чтобы по напечатании, до выпуска в публику, представлены были в Ценсурный Комитет один экземпляр сей книги для Ценсурнаго Комитета, другой для Департамента Министра Духовных дел и Народнаго Просвещения , два экземпляра для Императорской публичной библиотеки и один для Императорской Академии Наук. Октября 20 дня, 1816 года. Книгу сию разсматривал Ординарный Профессор.

Михаил Снегирев.

 

 

 

ЖИЗНЬ

НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА

БАНТЫША-КАМЕНСКАГО.

 

Прежде нежели приступлю я к описанию деяний добродетельнаго мужа , на службу отечества и благотворения ближним всю жизнь свою посватившаго; мужа, коего дела сами собою соплетают ему венец хвалы, который от юных лет по гроб любил правду, удалялся льсти и тщеславия, и в самом смирении своем являл собою удивительный пример истиннаго Христианина и ревностнейшаго сына отечества, должен я вкратце упомянуть читателям моим о его предках, показать переселение их в Россию и раздбление на разныя поколения.

Род Бантышев имел свое начало в Молдавском Княжестве, Фамилия cия от давних времен пребывала в столичном городе Яссах; разделялась на многия колена (1); и судя по родственным связям ея с домами Молдавских Господарей Князей Дабизы, Дуки и

(1) Из числа сих колен, известны только три, как видеть cиe можно в  Иcmopиu о жизни и делах Молдавскаго Господаря Князя Константина Кантемира, изданной в Mocкве 1783 года , на стр. 370 — З82.

 

 

4

Константина Кантемира (1) была из значущих тамошних фамилий. Сей последний Князь около 1669 года сочетался браком с одною их родственницею Анною, дочерью Молдавскаго Боярина Федора Бантыша, от коей имел двух сыновей: Князя Антиоха и Князя Дмитрия, (бывших Молдавскими Господарями) и дочь Княжну Елисавету, вступившую в супружество за Молдавскаго же Господаря Князя Раковица. В Истории (2) о жизни и делах Князя Константина Кантемира написано о помянутой его супруге, что «она была не токмо благоразумием и целомудрием отличная, но и в науках отменно знаменитая женщина.»

Cиe то рода Бантышев свойство с домом Князей Кантемиров причиною было переселения некоторых из их фамилий в Россию 1711 года ( и в следующее потом время) , когда после нещастнаго положения войск наших у Прута, принужден был тогдашний Молдавский Господарь Князь Дмитрий Кантемир, оставя свое Княжение , прибегнуть к покровительству Государя Петра I (3) и за ним со всею своею фами-

(1) Дела сего славнаго  мужа описаны в вышепомянутой Истории о жизни К. Кантемира.

(2)  См: в сей книге стр: 45, 59 и 271.

(3) Кому из Россиян не известен великодушный отказ, сделанный сим великим Государем Турецкому Визирю о выдаче ему Кантемира и в такое время , когда Росияне , а вместе с ними и обладатель их, находился , так сказать, почти в руках сего Верховнаго Вождя сил Музульманских? — «Я лучше оставлю Туркам всю землю , простирающуюся до Курска, сказал тогда Петр—уступило оную,  останется у меня надежда снова возвратить ее - но нарушение даннаго слова, не возвратно. Я не могу онаго преступить и предать Князя, оставившаго свое владение uз любви ко мне. Мы ничего не имеем собственнаго , кроме чести». Отступить от оной есть перестать быть Государем!' — См. Деяния Петра Великаго , сочиненныя Голиковым, Часть III и Иcmopию о жизни и делах Князя Кантемира.

 

 

5

лиею , с родственниками и с приближенными к нему чиновниками следовать в Poccию, где не токмо он, но и все последовавшие его примеру, получили достойную награду от щедрот Всероссийскаго Монарха.

Здесь следует описание о предках Николая Николаевича Бантыш-Каменскаго в Молдавии жительствававших. Сколько дошло о сем до его сведения частию по показанию внучатных дядей его Князя Матвея и Князя Сергия Дмитриевичей Кантемиров (1), частию по письмам из Ясс роднаго его дяди Ивана Константиновича Бантыша, частию же по разведанию родительницы его от ея супруга ; все cиe состоит в следующем:

Прадед его Урсул Бантыш жил в городе Яссах , где будучи Чиновником при дворе Молдавскаго Господаря , скончался в 1698м году.

Дед его , а помянутаго Урсула сын, Константин был также Чиновником при дворе Молдавскаго Господаря , но по большой части жительство свое имел в отчине своей Мурдзешти , в уезде города Васлуя, при устье реки Теляжны: умер в Яссах 1710го года. Жена его, Николая же Николаевича Бабка, Софья Артемьевна родилась в Яссах 1680 года от Артемия Бантыша (2). В супружество вступала дважды : 1) с

(I) Подлинное за руками и печатьми сих Князей о роде Н.Н. Бантыш-Каменскаго свидетельство, данное ему от них в 1771-м году хранится у его детей, как памятник и доказательство о переселившейся в Россию их фамилии.

(2) Сей Артемий составляющий поколение второе рода Бантышев, имел четырех детей: 1) Софью Артемьевну (см. выше) 2 ) Марью Артемьевну, бывшую в супружестве за выехавшим из Молдавии в Pocсию Капитаном Константином Евстратьевичем Брагою; умерла в Mocкве 1754 года в доме двоюроднаго племянника своего Князя Матвея Дмитриевича Кантемира, у коего она жила во все время вдовства своего; 3) Василия,

 

 

6

вышепомянутым Константином Бантышем в 1704 году, от коего имела двух сыновей ; и 2) по смерти его, в 1716м году с Постельником (1) Иваном Ивановичем Вракницем, с коим около 1717 года, по приглашению двоюроднаго брата своего Князя Дмитрия Константиновича Кантемира, переселилась в Poccию, взяв с собою и родителя Николая Николаевича Бантыш-Каменскаго, осьми лет тогда бывшаго. Скончалась в Малороссии, в селе своем Koлoдежном, потеряв уже зрение и дожив до глубочайшей старости 23 Октября 1764го года, на 84 году от рождения.

(Сыновья Константина Бантыша:

I. Иван Константинович , по отъезде в Poccию матери своей Софьи Артемьевны, остался в Молдавии в поместье своем , в вышепомянутом Васлуйском уезде находящемся , где женясь имел  детей. Он умер в Яссах , 20 Октября 1773 года, на 71м году от рождения, в звании Директора училищ Молдавскаго Княжескаго дома.

II. Николай Константинович (родитель Николая Николаевича Баншыш-Каменскаго ) родился в Яссах 1709 года, и 1717 года в малолетстве вывезен в Poccию матерью своею и отчимом Вракницем. B

выехавшаго в Россию 1717 года и умершаго в 1759 году в Белегороде; 4) Фрацгория (имя Молдавское), умершаго в Яссах. Потомство сего последняго и ныне пребывает в Молдавии, в Васлуйском уезде, в своих отчинах. О службах сего поколения упоминается подробнее в Истории Князя Кннтемира . стр.З79-381. )

(1) Чин при Молдавском Господаре,   соответствующий бывшим при Царях в России Постельничим.

 

 

7

1736 году вступил он в супружество в Нежине с Анною Степановною , дочерью бывшаго при Малороссийских Гетманах Переводчика- Молдавскаго , Греческаго и Турецкаго- языков, Молдавскаго Дворянина1 Степана Константиновича Каменскаго. Для отличия от других своих однородцов первый начал он именоваться Бантышем-Каменским. Слабое его здоровье и частые недуги не токмо не допустили его определиться в службу, но и ускорили смерть, 14го июня 1739 года воспоследовавшую.

Теперь начну я повествование свое о жизни достопочтеннаго мужа, деяния коего заслуживают по всей справедливости быть преданы потомству.

Николай Николаевич Бантыш-Каменский родился Черниговской Губернии в городе Нежине, 16 Декабря 1737 года, лишась в младенчестве отца своего , первыя получил он в чтении и письме Российскаго языка наставления от родительницы своей , которая с самых нежных лет его старалась вкоренять в юное, сердце страсть к добродетели и отвращение от порока. Желание сей добродетельной матери увенчано было щастливым успехом. Посеянное ею благотворное семя принесло в свое время спасительный плод, коим в последствии столь многие пользовались.

Из родителъскаго дома Николай Николаевич отдан был в Нежинскую Греческую школу для изучения Еллинскому и простому Греческому языкам; а для наук отправлен он потом в Киевскую Академию, в коей с 1745 года начав учение с нижних школ, обучался напоследок Поезии и Риторике, также Еллинскому и Польскому языкам по 1754й год. В конце сего

 

 

8

года приглашен он был в Москву родным по матери дядею своим Амвросием Каменским, бывшим тогда Переславским  Епископом,   а потом   Архиепископом Московским  и  Калужским. Сей последний записал его в следующем  1755  году    в   Московскую   Духовную Академию ,  поручив  его в надзор учителю Риторики Афансию  Ивановичу   Пельскому (1),  с коим и жил он три года в Заиконоспаском училищном (где помянутая Академия находилася) монастыре, а в последствии на Воскресенском подворье  у своего дяди. Слушание Риторики, Философии и Богословия составляли в то время главнейшее  его упражнение.   Первой обучался он два года у Г. Пельскаго   и Иеромонаха Константина (бывшаго потом Спасо-Казанскаго  монастыря Архимандритом); философию слушал также два года у Префекта Владимиpa  Каллиграфа (в послфдствии Спасо-Ярославскаго монастыря Архимандрита) ;  а Богословие четыре года у Архимандрита и Ректора Гедеона Сломинскаго. Сверх сего занимался он в свободное от учета время чтением разных Латинских Писателей с тогдашним Богословия учеником и нижних Латинских классов учителем Петром Егоровичем Левшиным (2), которому поручено было    приучать его также  и  к  Российскому  переводу. Между тем  открывшийся в Москве с успехами и всеобщею похвалою университет, поселил в нем желание  посвятить несколъко свободных  часов в день на

(1) Пельский был ученик помянутого Пр. Амвросия в Невской Семинарии; сын Священника Петербургской Епархии; в Латинском и Греческом языке искуснейший. Из учителей определен он был в Духовную Типографию Директором, где в чине Коллежскаго Советника умер 27 Августа 1784 года , на 63 году от рождения.

(2) В монашестве Платон, бывший Митрополит Московский.

 

 

9

изучение в оном тех наук, которых в духовной Академии не были преподаваемы, как то: опытной Физики, Математики, Истории и Французскаго языка, Физике и Математике обучался он у Профессора Роста ; Истории у Профессора Ренхеля;  Французскому же языку у учителей Лабома, Билона u Рауля. Оказанные им в сих науках успехи вскоре доставили ему звание университетскаго Студента. Cиe самое тем более обрадовало вышепомянутаго дядю его Преосвященнаго. Амвросия, что он не ведал до того времени привязанности к университету племянника своего. Одобрив сей его поступок, присоветовал он тогда ему не только продолжать учение в университете, но также и в Академии, занимаясь наиболее слушанием Богословия у Архимандрита Гедеона Сломинскаго (1). Не сожалел он во все время жизни своей (о чем в последствии сам признавался), употребив нисколько лет на слушание сей душеспасительной науки, которая сделала его на всю жизнь приверженным к вере и церкви. В течение сего на учение посвященного времени дважды отлучался он из Москвы, в первой раз в 1758 году в Киев, для свидания с родительницею своею, а во второй в 1760 году в С. Петербург, по приглашению вышепомянутаго дяди своего. Находясь в сей Столице не терял он и там времени своего, перевел первую часть Истории Петра Великаго, сочиненной Волтером и в три месяца обучился совершенно Италиянскому языку, чувствуя великую страсть

(1) По кротости нрава своего, не желал сей муж никогда Епископскаго сана, и потому переведен был в Киево-Межигорской Ставроцыгиальный монастырь, где и скончался.

 

 

10

к Италиянской Опере, тогда в С. Петербурге представляемой и которую он любил посещать. Между тем имел он сильное желание для усовершенствования себя в науках и языках побывать в чужих краях, и по крайней мере хотя в Пруссии, куда влекло его также любопытство видеть Фридриха Великаго: но желание cиe не могло совершиться по привязанности к нему дяди его, коего он былъ письмоводителем. С окончанием 1762 года кончилось, все его учение, как в Академии, так и в университете.—

Нужно было избрать род службы. Как он с самаго начала имел предметом Коллегию Иностранных дел, то и открылся тогда в сем намерении дяде и благодетелю своему, которой одобрил оное, обещал просить о том Канцлера Графа Михаила Ларионовича Воронцова. Знакомство его с домом Князя Ивана Ивановича Лобанова - Ростовского, а чрез него и с Членом помянутой Коллегии Г. Статским Советником Михаилом Григорьевичем Сабакиным (1), доставило ему случай скорее приступить к предприятому делу. 25го Ноября, тогож 1762го года, подана была от него вышепомняутому Канцлеру челобитная, при чтении коей Граф Воронцов отозвался: что по знанию многих языков и наук выгоднее бы было для него служить в Коллегии, а не при Архиве оного. Но и в сем случае, не смотря на все выгоды таковаго служения, cледовал он воле дяди своего, почему в конце того

(1) Михаил Григорьевич Сабакин был в последствии Тайным Советником, Сенатором и ордена Св: Анны кавалером, умер 6 февраля 1773 года.

 

 

11

года и опредален был Aктуpиусом  в Московской Архив (1).

Имел врожденную склонность к трудолюбию и необыкновенную деятельность, он в последствии еще более образовал себя в Дипломатике наставлениями в оной и руководством ученаго Миллера (2), в 1765м

(1) Служба его в оном Архиве следующими награждена была чинами: 1762 года , Декабря 3: , Актуариусом с годов. жалов. по 150 рублей.

1765 года, Генваря 17, Переводчиком Поручикскаго ранга, с жалованьем по 200 рублей.

1767 года, Июля 2б, Переводчиком Капитан-Поручикскаго ранга, с жалов. по 250 рублей.

1769 года ,   Сент 30, прибавлено к жалованью З0 р. всего 280 рублей.

1773  года,  Сент. З0 , еще прибавлено 50 р.— всего 330 р.

1774  года,  Июля 4, пожалован  Указом Сената Коллежским Ассессором. 1775 года ,   Ноября 1 , прибавлено жалованья  50 р. всего З80 р.

1779 года , Генв. 2З, по учиненному Коллегии штату еще прибавлено ему 70 р. — всего 450 рублей.

1781 года, Окт. 22. пожалован Указом Сената Надворным Советником.

1783 года, Ноября 7. Имянным Указом поручено ему управление Коллежскаго Архива, с годовым жалованьем по 900 рублей.

1786 года, Февр. 12, Имянным Указом пожалован Канцелярии Советником.

1796 года,  Июн. 28, Имянным же Указом пожалован Статским Советником.

1799 года. Сент. 24 Имянным Указом пожалован Действительным Статским Советником.

(2) Как о сем главном муже в разных местах сей книги будет упомянуто , то я и почел долгом приложить здесь для любопытства читателей краткую его Биографию, сочиненную H. H. Бантыш-Каменским и напечатанную в Московских ведомостях 1783 года: "Действительный    Статский   Советник,    Государственной    Коллегии Иностранных Дел Московскаго   Архива   Член, ордена Св :   Владимира 3 степени кавалер , Историограф, Императорской С. Петербургской Академии наук, вольнаго Економическаго общества в С. Петербурге, вольнаго Poccийскаго Собрания  при Московском Университете настоящий и paзных иностранных Академий  и ученых   Собраний   в Англии,   Швеции , Голдандии и Герpмaнии почетный Член и Парижской Академии Корреспон-

 

 

12

году помощником М. Г. Сабакину в управлении Архивом определеннаго. Труды его в разборе и описи драгоценных бумаг, в сыром и невыгодном месте в то время ( в подвалах) находившихся, заняли все дни его так, что иногда и послеобеденное время препрово-

дент Герард Фридрих Миллер—сей историческими сочинениями своими безсмертный  муж родился 18 Октября  1795 года в Герфордене в Графстве Маркском, что в Вестфалии. Отец его был Магистер Томас Миллер , Ректор Гимназии, Герфорденской , а мать Анна Mapия,  урожденная  Боде , дочь  Доктора , Богословия Профессора, Консисторскаго Советника н Суперинтендента в Ринтельне. Первое в науках основание положил он под руководством помянутаго своего родителя.  Прилежание и способности его толикой вскоре оказали yспех, что на 17 году возраста своего вступил он в Университет Риительнской, а через год в Лейпцигской.  В сем последнее оканчивал  уже он течение своих   наук,   как Государь    Император   Петр   Великий предприял учредить в С. Петербурге  Академию. Славный Надворный Советник Г. Менкен, коему поручено было вызвать для оной ученых людей,  и которому известны были дарования  Миллера предложил ему вступить в помянутую Академию наук Адъюнктом. Склонясь охотно на cиe   предложение, и повинуясь письменному покойнаго Президента Г. Блюментроста призыву, отправился он в 1725 году из своего отечества и приехал в С. Петербург 5 Ноября , вместе с Г. Вейтбрехтом, Г.  К рафтом и несколькими другими учеными. С сего времени находясь Адъюнктом в  Историческом   классе   и   Учителем   в   Академической  Гимназии, в 1728 году заступил он должность Конференц-Секретаря,   а  в 1730 году посылан он был для разных Академических дел в Германию, Голландию и Англию, и при сем случае Лейпцигское Общество полезных художеств и наук, также Гарлемское и Лондонское ученыя Общества приняли его почетным своим Членом. Вскоре по возвратном его в С. Петербург приезде открылась вторая Камчатская Экспедиция, а как во оной самоизвольно пожелал он участвовать, то и препоручено было ему приложить свое старание ко всему тому, что до Географии, Иcтopии и древности сих малознаемых отдаленных Российских  земель косалось.   Поручение  cиe    в   продолжение   десятилетняго   своего  по Сибири странствования (начав оное с 3 Августа 1733 года) исполнил  он с отменным прилежанием и искуством, в чем частию изданным в печать, а частию оставшияся рукописьми сочинения его вечным будут служить  доказательством.    По  возвращении из   сего   многотруднаго путешествия произведен он был при Императорской Академии наук (в 1747 году) Историографом и Ректором при тогдашнем  С. Петербургском Университете. Сию последнюю должность сложил он с себя не прежде,   как в 1750 году, а в 1754 году определен  в настоящие

 

 

13

ждал он с великим удовольствием в хранилище оных, читая и выписывая для себя нужное к сведению и к лучшему в порядок приведению и расположению сих дел по дворам и по годам. Много было бы здесь писать, сколько и чего зделано им в оном

Секретеря Конференции при оной же Императорской Академии наук, и cиe послушание с отменною похвалою и прилежанием проходил он до 1765 года.   В сем году получив чин Коллежскаго Советника , определен был Главным Надзирателем Воспитательного в Москве дома , куда он тогож года в Апреле  месяце приехал. Здесь пробыл небольше года,  ибо 27 Марта  1756   года  определен Членом Московскаго Государственной Коллегии Иностранных дел Архива , и в сем звании, яко соответствующем его врожденной склонности,   трудолюбию и знанию пребыл  он даже до самой своей кончины,   последовавшей  11  Октября 1783 года ,  на 79 году от рождения.

По учреждении в 1767 году в Москве Коммиссии о сочинении проекта новаго уложения.  Императорская Академия наук вверила ему звание Депутата   оных.   В 1775  году,  10 Июня,   награжден  он   был   чином Статскаго  Советника.  В  1782   году  февраля  2,  Всеавгустейшая наук Покровительница, Императрица   Екатерина II, благоволила пожаловать ему знатную сумму денег ( 20, 000 рублей) за библиотеку его и рукописи, и повелев оныя присоединить к Московскому Иностранной Коллегии Архиву. Наконец в нынешнем (1783) году , Августа 6 дня, произведен он Действительным  Статским Советником, а 22  Сентября   получил отличной   благоволения   Ея Императорского  Величества   к себе знак, кавалерской орден Св: Владимира третьей степени.

Достоинства сего мужа со  стороны учености проповедуют  целому свету изаестныя его сочинения. Он первый открыл достоверныя сведения в Российской Истории , и за то самое приобрел благодарность от всего ученаго света. Знатные путешественники нередко удостоивали его своим посещением по одной славе приобретенной им столь давно  в иностранных землях. В разсуждении же его достоинств со стороны супруга , родителя, гражданина и друга, не менее соделал он незабвенным свое имя, в чем все имевшие на себе опыт не ложное подадут свидетельство.

Тело его предано погребению   16 числа сего месяца (Октября). Обряд онаго происходил в здешней Лютеранской новой церкве, где   были и многия из знатных особ. Гроб  поднят был из дому , и по привезении внесен в церковь некоторыми из господ Профессоров здешняго Университета и находящимися при здешнем же Коллегии Иностранных дел Архиве, в чинах Штаб-офицерских, его сотрудниками.

Из входящих и исходящих дел Моск.

Кол. Инос. дел Архива, 1783 года.

 

 

14

Архив (1). Оставляется ведать о сем тому, самому месту, в коем и для котораго он с повреждением даже здоровья своего (ибо с 1780 года от сильной простуды начал уже чувствовать в левом ухе глухоту) посвятил всю свою жизнь так, что когда в 1781м году приглашаем был от Вице-Канцлера Графа Остермана в С. Петербург для занятия при Коллегии должности Обер-Секретаря, отрекся от сего лестнаго и важнаго звания.

В 17б9м году, Декабря 4го Николай Николаевич получив печальное известие о кончине бабки своей Марьи Павловны Каменской (2) отправился немедленно на почтовых в Kиев, где она имела свое пребывание. Намерение его тогда состояло в том, чтоб учинив распоряжение об имении покойной, привесть в Москву родительницу свою, при ней жительствовавшую: но неиспытанным Божиим судьбам угодно было оное уничтожить!— Ибо когда все уже было распоряжено к отъезду из Киева, мать его в самой день Рождества почувствовала сильную простуду. Тщетны были все врачевания. Болезнь час от часу умножаясь, зделалась наконец опаснейшею, и  4го Генваря 1770 года прекратила жизнь ея к прискорбию сына, последнее от родительницы получившего благословение.

Тяжел был для него сей год!   но следующий   I771

(1) Подробный список всем его ученым трудам приложен мною в конце сей книги; о важнеших же упоминаю я и в самой жизни достопочтеннаго сего Мужа.

(2) Марья Павловна Каменская была родительница Преосвященнаго Амвросия и матери Николая Николаевича. Скончалась 21 Октября 1769 года, на 84 году от рождения , и погребена в церкви Kиево - братскаго монастыря, Там схоронена и дочь ея.

 

 

15

увеличил его огорчение лишением наставника, покровителя, и благодетеля его Московскаго Архиепископа Амвросия от взволновавашейся по причине моровой язвы черни, у Донского Монастыря убиеннаго. Примерное человеколюбие сего добродетельнаго Пастыря было причиною преждевременной, страдальческой его кончины! Желая прекратить у Варварских ворот народное стечение, по причине имеющагося на оных образа Боголю6ския Богоматери (1), решился он перенесть в другое место сей образ и чрез то сохранить несколько тысяч людей от преждевременной смерти (ибо туда стекались во множестве, как больные, так и здоровые), — и чтож? Тот самый народ о благе коего прилагал он столь ревностное попечение, дерзнул, в награду за cиe, обагрить святотатственныя свои в крови благодеющаго своего Архипастыря!

Николай Николаевич имея жительство в доме помянутаго дяди, в Чудове монастыре, имел нещастие и быть свидетелем сего плачевнаго для него со-

(I)   Виновником сего сходбища   был тогдашний   Священник всех Святых, что на Кулишках, который разгласил везде о мнимовиденном во сне одним фабричным чудесном явлении: будто Богоматерь вещала ему, что Христос хотел послать на город Москву каменный дождь, за то, что у ея образа, на Варварских воротах находящагося, во продолжении тридцати лет никто не только не пел никогда молебна, но даже и свечу не поставлял; но что она упросила Его, дабы вместо сего дождя, было трехмесячный мор!. — Сею нелепою сказкою, для алчной корысти соплетенною, вышепомянутые два начинщика бунта обольщали не токмо чернь, но даже и самое купечество. Все. наперерыв старались изъявлять свою набожность, и тогдашнее Духовенство Московское несоответственно своим обязанностям, оставляя свои приходы и церковныя требы собиралось в то время у Варварских ворот с налоями. производя у оных торжище, а не богомолие.— Подробное описание всех плачевных последствии сего сходбища помещено в Жизни Преосвященнаго Амвросия, изданной в Москве 1813 года, в Губерск. Тип. А. Ришетникова.

 

 

16

бытия. В его карете  и   вместе  с  ним отправился 15го Сентября  вечером  Преосвященный   Амвросий: из Чудова монастыря в Донской, в то время,   как уже дан был вестовой знак  к бунту и по всем церквам, били в набат. На каждом  шагу встречали они вооруженный народ, влекомый бешенством к убийству и грабительству! По мере как удалялись они из Чудова  мятежники приближались к сему  монастырю, в коем, по прибытии своем, искали Архиерея,  грозя убить его. Все, что ни встречалось их глазам, похищаемо,  разоряемо и до основания истребляемо было. Верхния и нижняя Apxиepeйския кельи; где племянники  его - (Николай Никол: и Иван Никол:) имели квартиру;  экономския,  Консисторския и монашеския, также казенная палаша, со всем, что в оной ни было, разграблены; окны, двери,  печи и все мебели разбиты и разломаны;  библиотека, образа, картины, портреты,  и в самой  домовой Архиерейской церкви с престола одеяние, сосуды утварь и самой антимис в лоскутки изорваны   и ногами потоптаны были от такого народа, который, по усердию, будто за икону вооружился.

О сем произшествии Николай Николаевич узнал только на другой день, т. е. 16го Сентября , от самаго Преосвященнаго, в то время, как пересказывал ему по утру виденной им в ту ночь странный сон: будто часы его, висевшие всегда у него на стене подле кровати, упали на пол, и что от оных остался один только футляр, внутренность же их вся исчезла. - Сон твой сбылся над нами - ответствовал ему тогда Преосвященный Амвросий. Мы благодаря Бога хотя невредимы; но имение наше все разграблено. Читай письмо сие, из Чудова мною сей час полученное. Оно

 

 

17

обо всем тебя обстоятельно уведомит. — После сего единственное средство, остававшееся к спасению сего Пастыря состояло в том , чтоб удалиться из города. Он бы тотчас исполнил cиe, еслиб выпускали в то время из онаго без билета. Между тем , как он переписывался о том с Господином Еропкиным, переодевался , пока сыскали ему платье , заложили кибитку и делали нужныя к дороге приуготовления — вдруг шум , крик и пальба раздались около Донскаго монастыря. Чернь, отбив карантины и Данилов монастырь , спешила к Донскому, уже подвезена была кибитка , в которую лишь только хотел Преосвященный , преодевшись в простое монашеское платье , сесть и выехать из монастыря — как внезапно начали мятежники ломать монастырския со всех сторон ворота. Страх и отчаяние постиг в то время всех предстоявших; всяк кто ни был тогда в монастыре, искал себе спасения. Преосвященный, предвидя горестный конец, его ожидавший, с слезами на глазах простился с племянником своим, которому отдавая золотые часы свои и два империала, сказал: и возьми часы сии и деньги; они спасут тебя".   После сего пошел он прямо, с жившим тогда в Донском монастыре Kиeвo-Никольским Архимандритом Епифанием и с Донским Архимандритом Варлаамом, в большую церковь , где пели в то время обедню. В сию самую церковь ворвалась почти в след за ним и неистовая чернь, разнаго рода убийственными орудиями вооруженная. Ни святость места сего, ни сан Apxиерейский, ни седины , ни  заслуги , ни добродетельная жизнь Амвросия, не могли удержать сих кровопийцев от зверскаго их намерения. Выведя невиннаго Стра-

 

 

18

дальца за монастырския ворота, мучительским образом, били и терзали они его до тех пор, пока уже увидели совсем умершаго. Таким образом кончил жизнь свою на 63 году от рождения и новый сей Московской мученик, до последняго издыхания своего произносивший ими Сына Божия !

"Злодеи— писал в то время Николай Николаевич к одному из своих друзей, извещая его о нещастном сем приключении — еще   в Чудове знали ,   по единогласному от всех  признанию ,   что Владыка   со мною   и в моей  карете уехал.  Тут они ее на монастыре увидели.  Поверишь ли ,   любезной   друг,   что   один из подъячих  нашей Канцелярии ( Московскаго   Архива Коллегии Иностранных дел)   вместе   с ними находился и объявил о моей карете.   Кучер  и лакей мой смертельно биты  были,  чтоб об Apxиepeе  и обо мне   объявили ,    наконец  злодеи  сведали , что Apxиерей   скрылся  в церкви , а я в бане; ибо мой человек, оставя меня  тут сам  ушел  и попался   к ним  в руки ;   а притом  в то время сидели в бане двое монастырских слуг, кои  и топили оную.   Между тем, как изверги ворвались в олтарь и искали   там  Владыку, одна из них шайка нашла  меня  в бане. Боже мой!  в каком был тогда я отчаянии жизни моей! Поднятые на меня смертные удары отражены были часами, табакеркою и двумя империалами дяди моего, тогда при мне находившимися.   Просил я  их о неделании мне зла; вдвое  того просили,  не знаю, еще какие то посторонние,  называя  меня  по имени,  и  давая мне прозвание доброго и честнаго человека.   В числе сих людей находился вышепомянутый подъячий наш  Красной.  Меня  потащили  из бани,  и  встретившаяся

 

 

19

другая злодейская партия наверно лишила бы жизни, еслиб первые мои злодеи не приняли меня под свое защищение. Такое то действие золота и серебра! Едва взошел я с ними на церковную паперть , как вдруг увидел провожаема из церкви с радостным криком и шумом моего дядю. Роковая встреча ! Злодеи мои, закричав : вот он — бросили меня полумертва. Представь себе, любезной друг, что со мною в таком горестном приключении происходило ? Сидя еще в бане, приуготовлял я себя к смерти и спокойно ожидал убийцев. Тут уповал, что неминуемо вместе с Владыкою потащут и меня из монастыря: но Божие правосудие сохранило меня цела и невредима." и проч.

Николай Николаевич видя плавающее в крови тело своего благодетеля, и опасаясь народнаго к родственникам его таковаго же мщения, поручил горестный о внесении Страдальца в монастырь обряд Донскаго монастыря Архимандриту и другу у6иеннаго Варлааму Лащевскому (1); сам же удалился в подмосковное Князей Кантемиров село Царицыно, где по причине свирепствовавшей в Москве язвы укрывался родной брат его Иван Николаевич. Тут соединя слезы и стенания оплакивали они таковую позорную родственника своего смерть и вместе лишение не токмо всего своего, но и ожидаемого от него по кончине имения. Но наказуяй и милуяй Бог, лишив их сего благодетеля , даровал им другаго в особе Князя Матвея Дмитриевича Кантемира. Сей великодушный их благотворитель, не столько по родству с

(1) Архимандрит сей скончался 28 Июля 1774 года.

 

 

20

ними, как по врожденной к добру наклонности, разделяя их прискорбие, отер слезы и обнадежил доставлением им всего необходимаго к дальнейшему их существованию.  Обещание cиe вскоре и исполнено было. В конце тогож Сентября приехав из вышепомянутаго подмосковнаго своего села  в город,  дал  он сим   двум братьям в доме своем убежище и покров , снабдил их всем нужным к одеянию, подарил посредством закладной  (9 Окт: )  в  Московской  Губернии сельцо Кожино и в Ярославской  деревню Калининскую, определил З000 рублей на покупку двора , и как уже сам находился от долговременной болезни у гроба, письменно завещал Княгине своей о неоставлении их;  но и сей их благодетель вскоре их оставил. З0 Ноября , к неописанной их горести, предал он душу свою Богу и погребен в частоупоминаемом подмосковном селе своем. Спустя пять недель последовала за ним  и супруга его Княгиня Аграфена Яковлевна, урожденная Княжна Лобанова-Ростовская. Тогда родной брат покойнаго Князь Cepгей Дмитриевич Кантемир заступил место благотворителя осиротевших,  так сказать, сих двух братьев. Его помощию купили они себе две деревни,  в Веневском уезде сельцо Избищи и в Московском сельцо Болтино ,   также небольшой   каменной двор, в смежности с их двором находившийся — и подобными благодеяниями пользовались они от сего Князя по самую  его кончину, 24 Апреля 1780 года воспоследовавшую.

Таким образом вознаградил Бог претерпенныя сими двумя братьями нещастия! Они живучи в одном доме в любви и согласии долго боролись с мыслями, в разсуждении холостой своей жизни, желая один дру-

 

 

21

гому уступить право женидьбы По долгом наконец прении решился к сему старший. Полагая правилом иметь жену добродетельную, не заботился он ни о богатой, ни о фамильной. Таковую и нашел он в Марье Ивановне, дочери Владимирскаго помещика Капитана Ивана Григорьевича Купреянова. Она была (1) первый предмет, соделавший его чувствительным! В выборе сем не участвовала слепая страсть любви. Благоволение Божие, взаимное их согласие и почтенное семейство единственно тут руководствовали. 12го февраля 1775 года зговор, а 3 Мая и свадьба их (2) совершилась, без всяких пышностей.

Перемена жизни и умножившияся заботы в разсуждении домоводства и воспитания детей , ни мало не отвлекали его от должности и занятий делами Государственнаго Архива. Прилежа с ревностию в приведение в порядок хранящихся в оном бумаг, употреблял он сверх того добровольный труд в сочинении Дипломатическаго собрания дел между Польским и Российским Дворами. Для составления важнаго сего сочинения должен был он прочесть 255 книг и множество столпцов Польскаго Двора, коими наполнены ныне три большие шкафа; нужное из сих бумаг собрать, расположить и в систематической привесть порядок. Среди сих занятий провождая почти все свое время в подвалах, где тогда

(I) Были предлагаемы Николаю Николаевичу с превосходнейшим богатством и деревнями партии, но оныя, по довольном разсмотрении отринуты.

(2) При сем случае со стороны жениха должность отца занимал друг его Николай Михайлович Нащокин; матери же Княгиня Катерина Александровна Лобанова Ростовская; a со стороны невесты Михайло Николаевич Соковнин и Княгиня Клеопатра Михайловна Юсупова.

 

 

22

хранились дела Архивския, почувствовал он от сильной простуды глухоту, которая в последствии усиливаясь, соделалась неизлечимою. Но и сей ощутительный недостаток никогда не заставлял раскаеваться его в том, что оной причинило: пользу общественную, еще более Государственную, всегда предпочитал он своей собственной. Делая более своей обязанности , мнил он исполнять только долг свой — и в внутреннем спокойствии находил достойную за дела свои награду.

Миллер следующим образом отзывался о Николае Николаевиче 1780 года (27го Июля), в рапорте своем Государственной Коллегии Иностранных дел :

"Что же поощрения мои приняты были с пользою , тому свидетельствует приложенная при сем рапорте книга , сочиненная о Польском Дворе Господином Бантышем - Каменским, простирающаяся от времен Великаго Князя Иоанна Васильевича по владение Царя Михаила Феодоровича. Слышав , что Всемилостивейшая Государыня соизволила мне указать сочинить собрание всех с иностранными Дворами учиненных трактатов , на подобие Дюмонова Дипломатическаго Корпуса, справедливо он разсудил, что собранныя на тот конец о Польше , чрез довольное число лет , известия , знатным образом спомоществовать к тому могут, и для того собрав , сколько есть у него готово, просил, чтоб оное письменно до Государственной Коллегии Иностранных дел препроводить , обещая и впредь продолжать сии труды в свободные от Архивских дел дни и часы с равномерным прилежанием."

 

 

23

В следующем году ( Сентября 2го ) Миллер явил новый знак справедливости своей, относительно к заслугам Николая Николаевича. "Находящийся при Архиве Коллежский Ассесор Бантыш - Каменский — писал он в Коллегию — упражняясь с отменным прилежанием и ревностию в приведении в порядок хранящихся в оном Архиве дел , и сверх того добровольно трудясь в Дипломатическом Собрании дел Польскаго Двора , по справедливости заслуживает перемены чина , в коем он осьмой уже год при малом жалованьи находится."

В следствие сего представления Николай Николаевич произведен, 22го Октября 1781 года, в Надворные Советники — за добропорядочную службу n ревностные труды.

Миллер чувствуя час от часу себя ослабевающим, не задолго перед своею кончиною , отправил в 1783м году (11г° Сентября ) к Графу Никите Ивановичу Панину, тогдашнему Министру Коллегии Иностранных дел, письмо, содержащее мнение его о прежнем, настоящем и будущем по его смерти состоянии Архива , им тогда управляемаго. В сей пространной бумаге писал он между прочим следующее о Николай Николаевиче :

«Я почитаю для Архива величайшею пользою , чтоб оба Надворные Советники Соколовский* (1) и Бантыш Каменский оставались при оном. Они сами сего желают по внутренней склоности к их долж-

(I) Мартын Никифорович Соколовский из учителей Московского Университета поступил в Архив Переводчиком в 1762 году, где и продолжил службу свою по самую свою кончину, 21 Ноября 1799 года  воспоследовавшую. Он умер Действ. Ст. Советником.

 

 

24

ности и по желанию быть полезными отечеству.   Они собственным   побуждением  много  уже    вместе работали    при  Дипломатическом    собрании    Трактатов , и присоединенных  к оному особливых историй   иностранных Государств ,   из чего усматривается   их искуство   и приобретенное    при Архиве   знание.   Я могу дать   самое    справедливейшее   засвидетельствование  о их прилежности   и трудолюбии.    Может   статься , что   по моей   смерти многие   сыщутся   посягатели на мое место   в Архив ;   ибо прежде моего времени при оной   жить   было   очень  выгодно ,    и мало было  дела. А  как теперь Архив более   уже   непохож    на инвалидной дом ,    и всяк   при оном находящийся не должен   никакого  труда    щадить,   также   отчасти должен иметь и знание : то я   по моей совести   для блага Архива    и  для награждения   искуства    и   прилежности обоих сих  Господ ,   не могу подать другаго совета, как , чтоб по моей смерти  мой   чин и жалованье   с равным    уполномочием   был  разделен    между     ими Господами   Надворными Советниками    Соколовским   и Бантыш - Каменским. Ибо естьли  им предпочесть кого либо другаго,   хотя бы он был и старее службою и вышшаго чина;   то cиe   приведет  дух их  в слабость   и  великое     сделает    препятствие    устроению Архива   к  пользе   Российской   Истории,    которой мы уже имеем точный опыт; и я думаю также,  что не несправедливо произвесть их обоих в вышшие чины, и жалованье их по Петербурскому окладу приумножить, потому что я неоспоримою почитаю вещию, что тот, кто пред прочими себе подобными столько себя отличит ,   по справедливости   заслуживает ,    для подражания также и другим,  быть награжден.»

 

 

25

И cиe представление Миллероео не осталось без должнаго от главнаго его Начальства  внимания: Имянным Eя Императорскаго Величества указом (7го Ноября 1788) поручено   Николаю  Николаевичу   по смерти   Миллера, обще с двумя товарищами :  Соколовским и   Стриттером   (1)  управление   Государственнаго   Архива ,   с ежегодным   по  900 рублей  жалованьем ;  а   1784   года Сентября  15го   Вице -  Канцлер Граф  Остерман  и Тайный Советник Безбородко подали  об нем   же Государыне Императрице доклад следующаго содержания: «Надворные Советники ,   имеющие в ведении своем Московской  Архив,    Мартын Соколовский,    и Николай  Бантыш - Каменский  быв   при  жизни   покойнаго Действительнaгo Статскаго Советника  Миллера   ему помощниками   в  приведении  того Архива  в порядок, в  обогащении    Российской    Истории  разными  нужными материалами ,    особливо же   сочинениями   разных  опытов  для  Дипломатическаго  Poccийскаго собрания , доказали  их отличную прилежность и искуство.»

По сему докладу Николай Николаевич удостоился получить новый знак благоволения от Ей Императорскаго Величества поступлением в число кавалеров ордена Св: Владимира 4й степени за усердную службу, особливое в делах  радение, искуство, и точное исполнение должностей с успехом и пользою Государственною. В такой силе был Высочайший к нему от 22 Сентября ( 1784 ) Рескрипт.

(1) Иван Михайлович Стриттер, известный ученому свету по сочиненной им Российской Истории , управлял Архивом по 1800 год ,  в котором будучи Статским Советником, уволен от службы с пенсиею по 900 рублей. Скончался 19 февраля 1801 года.

 

 

26

Казалось бы , что в кругу семейства своего и среди безпрерывных занятий, Николай Николаевич должен забыть уже все понесенныя им перед тем нещастия: но непостижимым Божиим судьбам еще угодно было посетить его самым чувствительным образом. 1787 и 1788 годы были для него тяжелее всех прочих. В первом лишился он ( 3го Марта ) любимаго им роднаго брата и друга Ивана Николаевича (1), а в последнем (Декабря 7го ) милой супруги своей, в добродетели коей находил достойную за прилагаемыя им о своих детях попечения награду. Последния слова ея были: тяжело с милыми людьми раставаться : люби детей. Прискор6иe Николая Николаевича при сем случае столь было велико , что и его почти жизнь с того времени разстроилась. Он всегда говаривал и на обороте портрета супруги своей написал : "она была верным моим пу-

(1) Иван Николаевич родился 25 Генваря 1739 года. Службу свою проходил сначала в Дворцовой Конюшенной Канцелярии , коей был Членом; потом в Воспитательном доме, где находился Опекуном и в последствии Попечителем , а подконец выбран от Дворянства Членом, в Верхний Земский Суд и присудствующим в Общественное Призрение. Скончался Коллежским Советником. Во время Депутатскаго собрания в 1770 году для сочинения проекта новаго уложения , и он избран был Депутатом от поселенных в Елисаветградской Провинции нижних чинов Чернаго и Желтаго Гусарских полков. В сем собрании имел трижды публичное состязание, явил он остроту своего ума , и сии дни почитал в жизни своей наилучшими и щастливейшими для себя , заслужив от всех похвалу и удивиение. Не менее чести делает ему горячая привязанность его к своему брату, с коим во всю жизнь свою жил в теснейшей дружбе. Доказательством оной может послужить следующее его к нему из С. Петербууга в 1774 году письмо : "Carissime frater! Письмо твое, братец, получил. Что принадлежит до долга моего , то его нет. Я здесь не мотал. Coветy твоему следую и отказываюсь от предложения Гетманскаго. Единственно жить с тобою. Но сие меня чрезвычайно тронуло, что ты и болен, и стар сказываешся. За чем те6е не жениться. Деревнишка и все мое жалованье тебе принадлежат. Ты старший брат, так начинай и брак" и проч.

 

 

27

теводителем и все мое щастие с нею погребено,  "Скука , уныние и печаль попеременно начали с тех пор угнетать как душевныя , так и телесныя его силы : в одной заботе о детях и в трудах по должности своей находил он только некоторую для себя разсеянность.

В 1789 году, Генваря 24го и Декабря 22го, Граф Безбородко получив от Николая Николаевича требованные им четырнадцать томов Дневных записок входящих и исходящих из Коллегии Иностранных дел бумаг, также две части Дипломатической с Польшею переписки, и благодаря за присылку оных, советовал ему, если время позволит, таковое же зделать Дипломатическое со6рание относительно к Азиатским Государствам , как то Турецкому , Персидскому и Китайскому Дворам. В следствие сего Николай Николаевич и отправил в 1792м году в Коллегию сочиненное им Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским Государствами с 1619го по I792й год.

1794г° года новый был взложен на него труд, по Высочайшему повелению. В сем году в Мае месяце получил он от друга своего Алексея Ивановича Мусина Пушкина ( бывшего в то время Обер - Прокурором Святейшего Синода ) письмо уведомляющеее: что Государыня Императрица желая иметь сведение об Униатах Польских, поручила ему отыскать, кто бы мог Ей изъяснить о сих людях? и что он на слова Императрицыны отозвался: «что друг его, находящийся при Московском Коллегии Иностранных дел Архиве, Коллежский Советник Бантыш - Каменский может исполнить cиe препору-

 

 

28

чение ; на что и последовало Высочайшее соизволение. » Уведомляя о сем, просил он его приняться за сей труд. Для совершения онаго нужно было ему прочесть все Польскаго Двора в Архиве бумаги и другия разныя об Униатах записки, и сим трудом занявшись, кончил оный в Августе месяце.— Государыня Императрица никак не ожидала в толь короткое время получить подробную Историю об униатах и по прочтении, отозвалась Мусину-Пушкину, что Она чрезвычайно довольна сим сочинением; в доказательство же сего написала в памятной книжке своей карандашем сии слова: При окончании обращения, из Унии, Пушкину за труды и Каменскому за Историю зделать отличное награждение (1); потом показывая Мусину - Пушкину помянутую книжку, сказала: Ну смотри и не ослабевай в старости (2).— Сколь ни велико было уверение о обещании Николаю Николаевичу Монаршего за труд сей награждения, но онаго однако ж, уповательно, по случаю кончины Императрицы , не воспоследовало.

В 1797 году, Апреля 5го, в день коронования Государя Императора Павла Iго, когда многие сотрудники его награждены были чинами, отличиями и деревнями ( в

(1)  Покойная    Императрица  имела на всякой год таковую книжку , в которую записывала обещания своею рукою, и по исполнении вымарывала.

(2) За труды по обращению из Унии, при Коронации Государя Императора ПАВЛА I, назначено было Мусину - Пушкину тысячу душ, от коих он однакож отказался , прося Его Императорское Величество наградить крестьянами тех. кои вместе с ним трубились и беднее его: Обер Секретарь Синода Рудановской получил 200 душ; Секретарь Соколов 100 душ. Екзекутор Кобылин пожалован Коллежским Советником, а А.И. Мусин-Пушкин Графом Российской Империи.

 

 

 

29

том числе Соколовский получил 250 душ, а Стриттер двести) и он вместе с ними представлен был к получению трех сот душ : но по неизвестным совершенно ему причинам— (как упомянул он о том в своих записках ) cиe отменено. — "Обещано было однакож поправить cиe дело писал он: но как я никогда о сем награждении никого не просил, ибо онаго и не ожидал - то и не старался, чmoб это дело поправлено было. «Cиe благородное молчание о виновниках таковаго лишения милости Царской , служит новым опытом его Христианскаго великодушия , равно как и сказанныя им в то время слова : да во всем воля Божия примером его покорности.

В 1799 году, Сентября 24го , Николай Николаевич пожалован из Статских Советников в Действительные Статские Советники за труды и ревность к пользе службы ; а в слъдующем году , Высочайшим его Императорскаго Величества от 9го Мая Указом,  утвержден в звании управляющего Московским Архивом Государственной Коллегии Иностранных дел, с жалованьем по две тысячи рублей в год.

В Государственном Архиве находились в то время присланные еще в 1763 году из Коллегии для сохранения два оригинальные портрета Государя Императора ПЕТРА IIIго, прекрасной работы. Оные лежали свернуты, без всякаго употребления. По распространившемуся тогда слуху , что везде ищут лучших портретов сего Государя , решился Николай Николаевич отнестись об них 27го Апреля письменно к управлявшему Коллегиею Иностранных Дел Графу Федору Васильевичу Ростопчину. Maиa 9го , Граф Ростопчин ответствуя на сей отзыв и благодаря Николая Николаевича за изве-

 

 

30

щение о портретах Государевых, просил его немедленно прислать оные в С. Петербург хотя с нарочным. Письмо cиe заключил он следующими словами, "Пользуясь сим случаем дать вам приятную ведомость, приношу искреннейшее поздравление с пожалованием Вас почетным Командором Св : Иоанна Иерусалимскаго. Высочайшая сия милость в награду достоинств и заслуг Ваших последовала сего числа. Приятно мне весьма будет, если Вы в поспешности моей Вам об оной сообщить , найдете доводы отличнаго почтения , с коим имею честь и проч :

За сим вскоре прислан ему (от тогоже 9го Мая 1801 года) от Государя Императора и Великаго Магистра Державнаго ордена Св. Иерусалимскаго Павла Iго , Диплом или Грамота c изьяснением , что во уважение усердной и ревностной его службы, пожалован он Почетны.м Командором сего ордена. Первый сей знак осо6енной к нему милости Монарха , коего гневу не задолго перед тем имел он нещастие подвергнуться, посредством некоторых недоброжелательствовавших ему особ , несказанно обрадовал его и успокоил. Ответ его на Высочайший Рескрипт был следующий:

 

Вссемилостивейший Государь!

"Велико для подданнаго щастие служить милостивому Монарху ; большее прио6ретать его благоволение ; но несравненно вящшее получать от Него знаки почести.

« Все cиe , Всемилостивейший Государь! сбылось теперь на мне всеподданнейшем, присоединением к

 

 

31

числу  почетных   Командоров   Державнаго ордена Cв. Иоанна Иерусалимскаго.

« Высочайшую cию милость приемля с глубочайшим благоговением , дерзаю к освященным стопам Вашего Императорскаго Величества повергнуть всего себя. Приложу труды к трудам в прохождении ревностнейшей Вашему Императорскому Величеству службы ; и всю мою жизнь посвящу на прославление Имени благодеющаго , величайшаго в свете , Монарха » И проч.

Между тем Николай Николаевич занимавшись по cиe время тридцать семь лет разбором и описью Архивских дел, и замечая при чтении оных важнейшия каждаго Европейскаго с Россиею Двора произшествия , наконец решился привесть в порядок безценную cию переписку, разделить оную на IV части и посвятить сей труд Высокому Министерству Коллегии Иностранных дел. В следствие сего послал он 11го Октября в Коллегию первую часть вышепомянутаго своего сочинения , под заглавием : Сокращенное известие о взаимных между Российскими Монархами и Европейскими Державами Посольствах , переписках и договорах , хранящихся Государственной Коллегии Иностранных дел в Московском Архиве, с 1481 года по настоящее время , собранное и по алфавиту Дворов расположенное.—Сия Первая часть содержала в себе переписку I ) с Австрийско - Цесарским : II ) с Англинским: III) с Венгерским ; IV) с Гишпанским; V) с Голландскою Республикою и VI) с Датским Дворами

Граф Ф. В. Ростопчин , разсмотрев cиe сочинение, разсудил оное тогдаже поднести Государю Императору

 

 

32

ПАВЛУ I, который «найдя труд сей достойным внимания, и изъявляя Николаю Николаевичу за то благоволение желал , дабы он продолжал употреблять столько же похвально досуги свои, и окончив предпринятое, соделал его совершенным на пользу службы и в честь себе. » Таково было содержание Государева к нему из Гатчина от 20го Октября Рескрипта.

Но не в одних только сих словах состояло изъявление Минаршаго к нему благоволения. Данным тогоже 30го Октября Имянным Koллегии Иностранных дел указом предписано было следующее: «Во уважение усердной и долговременной службы ведомства сей Коллегии Действительного Статскаго Советника Бантыша - Каменскаго , и в награждение отличных его способностей, Всемилостивейше повелеваем обратить ему в пенсион по смерть жалованье им ныне получаемое , производя ему сей пенсион сверх штатнаго оклада из общих Коллежских сумм. »

Равным образом и благодетельный Граф Ф. В. Ростопчин поздравляя его с сим новым знаком Монаршаго к нему благоволения, изъяснил в письме своем от тогож 20го Октября следующее : « По получении собрания выписок ваших , я нашел оное столь любопытным и притом так достойным , что долгом поставил поднести Государю и при сем случае доложить и об вас. Его Императорское Величество соизволил уважить к чему употребляете вы свободное от должности время ; и отдавая справедливость и дарованиям , и уму вашему, изъявил свое благоволение к особе вашей рескриптом , которой при сем к вам препровождаю. Поздравляя Ваше Превосходительство с сими столь лестными знаками

 

 

33

Государевой милости , пользуюсь сим случаем для принесения вам моей благодарности за уважение Ваше присылкою особых екземпляров. Собрание записок сих не в библиотеке, но в кабинете моем останется всегда при мне, и будет служить поучительною Арчивою. Когда же кто будет на место мое другой ; то я не премину ждать ему и книгу, из коей столь много почерпнуть можно, и которая совершенную честь вам приносит.»

И 1801 год ознаменован был Высочайшею к нему Монаршею милостию! Случай к сему подало следующее обстоятельство: Николай Николаевич рассматривая имеющиеся в Архиве старинные образа и кресты, заметил болъшой благословляющий Крест серебреный позолоченный с 22мя частьми мощей и с следующею внизу надписью: "Повелением Великаго Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца, и его благоверныя Царицы и Великия Княгини Марии Ильиничны, сделан ceй крест на новую землю, лета 7160 (1652), Марта в 9й день »—Находя вещь cию достойною сведения Начальства, отнесся он письмом к Графу Ростопчину с приложением выписки о образах и о помянутом кресте. На что получил с эстафетою от Графа приказание поспешить присылкою к нему онаго креста, которой и был тогда же отправлен в С. Петербург.

Граф Ростопчин ответствуя Николаю Николаевичу, от 2го Генваря, 1801 года, благодарил его за скорую присылку помянутаго креста и между прочим уведомлял его о следующем: « Государь столь был доволен моим поднесением, что соизволил оный поместить в число образов, в почивальне Его Величества стоя-

 

 

34

щих , о чем оффициально после вам дам знать, так как и о посылке часов с бриллиантами (1), кои вы от Его Императорскаго Величества получите, но кои еще не готовы. Прощайте! Может быть буду лестное иметь удовольствие вас обнять и узнать лично. А естьли вы во мне не найдете великаго Министра и гордаго Барина: то по крайней мере увидите истиннаго Poccиянина, почитающего лета, службу и дарования ваши и проч. »

В след за сим он же Граф Ростопчин писал (от 5го Генваря, 1801 года) к нему следующее: « С несказанным удовольствием доставляю я Вашему Превосходительству в прилагаемом у сего перстне новый знак Монаршаго к вам благоволения. Государь Император, назначая вам оный, соизволил изъявить Высочайшее удовольствие о усердии Вашем к службе и редких дарованиях. Сугубо приятно мне препровождать к вам перстень сей, надеясь, что всякой раз надевая оной, по искренней к дателю благодарности , отдадите, может быть, справедливость и моим чувствам душевной привязанности и отличнаго почитания, c коими и проч."

7го февраля ( тогож 1801 года ) Николай Николаевич послал в Коллегию четвертую часть сокращеннаго известия о взаимных между Российскими Монархами и Европейскими Державами посольствах и проч. содержащую в себе переписку XIV ) с Прусским ; XV) с французским и XVI) с Шведским  Дворами.

(1) Вместо часов был  прислан продолговатой   перстень с крупными бриллиантами.

 

 

35

23 Октября присланным от Вице-Канцлера Князя Александра Борисовича Куракина ордером , поручено Николаю Николаевичу принять находившихся тогда в Москве Грузинских Царевичей в особенное его попечение и войти в подробное с ними по сему делу сношение; потом Царевичи си, по силе Имяннаго указа, до отправления своего в отечество, поручены были под его опеку. Однакож вместо Грузии отъехали они по их желанию и ходатайству Николая Николаевича в С.Петербург, где и доныне находятся.

В 1802м году, февраля 24го, он же Вице - Канцлер поручил ему отправить в С. Петербург находившуюся тогда в Москве Царицу Имеретинскую Анну Матвеевну. Она состояла прежде под ведением Московскаго Градоначальника: но быв недовольна содержанием своим, переехала в дом к Николаю Николаевичу 11го Марта, и содержалась на его коште со всею ея свитою до отъезда своего в С. Петербург , 27го Марта последовавшего. — Князь Куракин благодарил его (от 5го Мая) «за все неоставления Царицы Имеретинской, и за пожертвования его для чести Высочайшаго Двора и Ея самой.»

Сентября 9го Князь Александр Борисович Куракин, уведомляя Николая Николаевича о увольнении своем от Департамента Иностранных дел, заключил письмо cиe следующими словами: « Подвигом справедливости к Вашему отличному усердию в сороколетней службе вашей и искренней дружбы к вам , имел я еще удовольствие поднести о вас доклад Государю Императору о награждении ваших заслуг переменою носимаго вами креста ордена. Св. Владимира."

 

 

36

Сентября 21го Канцлер Граф Александр Романович Воронцов, заняв в Коллегии Иностранных дел место Князя Куракина, отозвался к Николаю Николаевичу следующим письмом: "Отдавая с давняго времени полную справедливость отличному усердию, деятельности и трудам , каковыми всегда сопровождаемо было служение ваше, я тем с большим удовольствием обращаюсь к вам с сим первым по долгу службы отношением, чем приятнее для меня начать оное уверением вас, как о личном моем к вам уважении, так равномерно и о готовности моей быть вам полезным. Впрочем же, побуждаемый обязанностию настоящего звания моего , желаю я иметь сведение о упражнении Чиновников Московскаго Архива управлению вашему ввереннаго; почему прошу Ваше Превосходительство уведомить меня и проч. »

В том же Сентября месяце, 22го числа, Николай Николаевич пожалован кавалером ордена Св. Владимиpa 3й степени ныне благополучно царствующим Государем Императором АЛЕКСАНДРОМ ПАВЛОВИЧЕМ «за приведение в должной порядок u устройство Московскаго Коллежскаго Архива и за политическия сочинения , для службы полезныя.» В таковой силе был Высочайший к нему Рескрипт, которой препровождая при своем письме Канцлер Граф Воронцов оканчивал свое следующими словами; «Радуюсь, что заслуги Ваши удостоены столь справедливаго воздаяния. » —

Тогож 1802 года, в Ноябре месяце, помянутый Канцлер Граф Воронцов ответствуя Николаю Николаевичу на его уведомление о занятиях по Архиву, заключил письмо свое таким образом : "Отдавая всю должную

 

 

37

справедливость я всю признательность мою за попечение по вверенной вам части, с удовольствием буду ожидать сочинений, которыми теперь Ваше Превосходительство занимаетесь и проч.»

10го Ноября Николай Николаевич отправил в Коллегию вторую часть переписки с Европейскими Дворами, а именно: VII ) с Империею Римскою, то есть с Имперским собранием или Сеймом, с Имперскими Курфирстами, Герцогами, Князьями, Графами и прочими Чинами, по алфавиту дворов (коих числом 26 ); VIII ) с Имперскими и другими вольными городами ( коих числом 15 ) и IX ) с Италианскими Владетелями ; а именно: с Венециею, Генуею, Женевой, Мальтийским Орденом , Неаполитанским или обоих Cицилий Двором, с Папою, с Пармским Герцогом с Гагузскою Республикою , с Сардинским и с Флорентинским, или Тосканским Дворами.

Канцлер Граф Воронцов получа cиe сочинение , писал между прочим к Николаю Николаевичу от 22го Ноября следующее : "Вторую часть сочинения Вашего Превосходительства о взаимных между Российскими и Европейскими Государствами посольствах и переписках я несколько прочту , и потом исполню желание ваше поднесением оной Его Императорскому Величеству , яко новаго опыта отличных трудов ваших. Впрочем прошу вас присылать всегда со всех таковых сочинений три екэемпляра : один для поднесения Государю Императору , другой для Коллегии , а третий для меня. »

В начале 1803 года он же Канцлер предписал Николаю Николаевичу : 1 ) сочинить Акт о Российско-Императорском Титуле и 2 ) зделать выписку из

 

 

38

бывших при Российском дворе Иностранных Министров Конференций- — Посылая к Канцлеру Акт об Императорском Титуле , разсудил он тут же послать и сочиненное им прежде сего Дипломатическое coбрание дел между Китайским и Российским Дворами , с приношением онаго Государю Императору АЛЕКСАНДРУ I. — Канцлер, уведомляя Николая Николаевича о поднесении обоих его сочинений Государю Императору, равно как и о Монаршем к нему за сей труд благоволении, препроводил от имени Его Величества подарок, в богатом перстне состоящий.

1804 года, Апреля 22го, товарищ Министра Иностранных дел Князь Чарторыжский письменно дал знать Николаю Николаевичу, именем Государя, о благоволении Его Величества за устройство и порядок, в Московском Коллежском Архиве найденныя Канцлером Графом Воронцовым, и за труды для сего им подъемлемые.— В том же Апреле месяце не меньше обрадован он был примерным усердием к нему и любовию его подчиненных, кои поднесли ему портрет его, их коштом написанной, в богатой раме, прося поместить оной, для незабвенной памяти, в Архивских палатах. Надпись на обороте сего портрета была следующая: "Николай Николаевич Бантыш-Камснский, Действ. Статск. Советник, управлающий Московским Государственной Коллегии Иностранных дел Архивом, Командор и Кавалер родился 16го Декабря, 1737 года.— Почтение сердечное и благодарность искреннейшая служащиx под начальством его, на память благоустройства в ceм Архиве, чрез примерное трудолюбиe им оказаннаго, сии черты изобразили 1804 Апр. 30го."

 

 

39

Еще в 1794м году угодно было покойной Императрице ЕКАТЕРИНЕ II поручить Николаю Николаевичу сочинение Истории oб Унии, и хотя книга сия тогда же была отправлена в рукописи к Ея Величеству, но о напечатании оной не воспоследовало однакож никакого решения. В 1805м году Гн Обер-Прокурор Св. Синода Александр Николаевич Голицын, быв убежден от Членов онаго, испросил у Государя Императора дозволение отдать в печать помянутое сочинение , что самое заставило трудившегося в оном не только выправить и дополнить сию любопытную книгу, но и по напечатании, препроводить чрез негож Князя Голицына один екземпляр для поднесения Его Величеству. Князь Голицын отзываясь ( 7го Марта ) о поднесении сего сочинения Императору, уверял Николая Николаевича: «что книга его принята Государем милостиво, и что в знак Монаршаго благоволения Высочайше пожалован ему перстень. »

В том же 1805м году, в Июле месяце, Николай Николаевич получил из С. Петербурга от определеннаго Полномочным к Пекинскому Двору Послом Графа Юрия Александровича Головкина следующее любопытное письмо: "Назначен будучи, по Высочайшему Государя Императора повелению, Полномочным к Пекинскому Двору Послом, я по сему случаю получил из Коллегии Иностранных дел в числе прочих бумаг и Дипломатическое  Собрание дел между Российским и Китайским Государствами происходивших , Вашим Превосходительством сочиненное , которое прочитав со всевозможным вниманием , и нашед сколько обстоятельным , столько же истинным и верным, поставил себе за правило руководствоваться

 

 

40

оным , как ныне, так и на будущее время. Вменяя в приятнейший себе долг , уведомить о сем Вас, Мил. Госуд. мой , честь имею в одно же время сообщить , что я не премину те же чувствия признательности и уважения к вам в проезд мой чрез Москву лично засвидетельствовать и проч. »

Первое число 1808 года увенчало долголетные Николая Николаевича при Архиве труды! Государю Императору угодно было пожаловать ему орден Св. Анны Iго класса , при следующем милостивом Рескрипте:

"Господин Действительный Cтатский Советник Бантыш-Каменский! Ревностное попечение, прилагаемое вами по части Московскаго Государственной Коллегии Иностранных дел Архива , под управлением вашим состоящаго , и вообще долговременное и всегда усердное служение ваше обращают на вас мое внимание. В изъявление полнаго Моего к вам благоволения , Всемилостивейше жалую вас Кавалером Ордена Святыя Анны перваго класса, коего знаки, при сем препровождаемые, повелеваю возложить на себя и носить установленным порядком."

С 1809 года здоровье Николая Николаевича приметным образом стало ослабевать. Частыя болезни от безпрерывной деятельности и сидячей жизни происходящая, особливо подагра и сильная резь, чувствуемая им по временам от задержания мочи, еще с того времени начали приближать его к вечному покою. При всем том заботливость его по службе и в исполнении возлагаемых на него разными лицами, особенно Духовенством, поручений, отнюдь не уменьшалась. В одних занятиях находил он только некоторое от

 

 

41

чувствуемой им боли облегчение, и тогда только почитал себя совершенно здоровым и щастливым, когда несмотря на свои недуги мог , собравшись с силами ходить в любимую им Архиву для беседования с драгоценными бумагами, в оной хранящимися. Там, от семи часов утра до третьяго по полудни, проводил он ежедневно время свое, и среди безпрестанных упражнений не чувствовал как оное протекало.

Перед вторжением дерзскаго врага в древнюю Столицу Российскую, Николай Николаевич еще 20го Августа получил следующую от попечительнаго ея Начальника, записку: "Прошу Вас быть в готовности с Архивою, чтоб ее отправить немедленно, а о подводах я сей час даю повеление."

Вам преданный

Граф Ф. Ростопчин.

 

Не смотря на преклонныя лета свои, Николай Николаевич явил в cиe время новый опыт неослабной деятельности в укладке в сто пять сундуков и коробок следующих дел Архивских: 1 ) древних Грамот Российских Князей ; 2 ) Государственных книг и лучших вещей; 3 ) всех трактатов с иностранными Дворами; 4) всех рукописей из библиотеки, в том числе Миллеровых; 5) статейных списков в книгах и столпах ; б ) Министерской переписки всех Европейских и Азиатских Дворов и 7 ) отпечатанных иждивением Государственнаго Канцлера Графа Николая Петровича Румянцова первых ста листов собрания Государственных Грамот и Договоров. Для сих драгоценных бумаг потребовал он от Московскаго

 

 

42

Гражданскаго Губернатора сто двадцать лошадей , на коих вместе с Архивом, в сопровождении нескольких чиновников и товарища своего Действ. Ст. Сов. А Э. Малиновскаго , выехал из Москвы по дороге Владимирской 23го числа тагож Августа. Путь свой продолжал он до Нижняго Новгорода, где находился во всю бытность в Mоскве неприятеля. С освобождением Столицы возвратился в оную 25го Генваря, 1813 года, по претерпении жестокой стужи и многих в дороге безпокойств и неудовольствий. Драгоценыя Государственныя бумаги, им увезенныя , сохранены от пламени и расхищения: но здоровье его, до того весьма слабое, много от сего путешествия потерпело, особливо от сожжения неприятелем библиотеки его и последовавшей в бытность его в Владимире денежной казенной покражи ( в 6,800 рублях состоявшей), о коей извещая 24го Ноября, 1812го года, Государственнаго Канцлера, Графа Н.П. Румянцова, писал между прочим к нему следующее :

« С прискорбием моим должен я наконец уведомить В. С. о случившемся по приезде в город Владимир Архива таком произшествии , какого во всю пятидесятилетнюю мою при Архиве бытность не случалось. «Далее, по описании последовавшего воровства денег, хранению весьма честнаго чиновника вверенных, оканчивал он письмо свое следующим образом : "Ожидая со дня на день решительнаго по сему делу окончания от Владимирскаго Суда , не доносил я о сем, ни Государственной Коллегии , ниже В. С.; вскоре потом подоспело известие о приключившихся в Москве несчастных обстоятельствах, где и я лишился от пожара дома , и всего , что в нем ни

 

 

43

было   (1),   и cиe потузило меня в такую печаль , что я до сих пор едва мог опамятоваться.»

С того времени душевная скорбь, им чувствуемая , совершенно истощила телесныя его силы : и со всем тем живучи в Архивском флигеле продолжал он ежедневно ходить в драгоценное для него хранилище Государственных бумаг, и ходил для того только, как сам признавался, чтоб среди ceй сокровищницы возстановлять упадающее здоровье, а с ним погасающую жизнь.

В исходе 1813 года, а именно 4го Декабря, Николай Николаевич пришедши из Архива, почувствовал жестокую боль в левом ухе, от которой принужден был лечь в постель. Боль сию ничему иному сначала не приписывали, как только сильной простуде, и никто не воо6ражал в то время, чтобы одр больнаго был для него одром смертным! Но чего не могли знать самые даже доктора, что сокрыто было от детей и приближенных к нему — то довольно было ему самому известно. Он чувствовал истощение телесных сил своих, предвидел час приближающий его ко гробу, и с спокойствием, свойственным Христианину, готовился прейти из сей временной жизни в жизнь вечную. В половине Декабря приехал из С. Петербурга, ко дню его рождения, старший сын Владимир Николаевич— и к не-

(1) Дом сей куплен был за два перед тем года , за пятдесят тысяч рублей: но он не столько об нем сожалел, как о своей библиотеке и рукописях в течении шестидесяти лет собранных. Сверх сего подмосковная Николая Николаевича, по близости от Можайска находящаяся, также от врага потерпела. Половина оной соделалась жертвою пламени , и вообще вся была разорена французами.

 

 

44

Описанному огорчению  нашел родителя   своего   борющагося  с болезнию, которая   от уха  перешла уже в голову, и чрез то причиняла ему, сверх жесточайшей боли, безсонницу, еще самую боль  превышающую. Приступлено было к пособию многократных  консилиумов: на оных, иные доктора утверждали, что причиною головной боли должна быть простуда; другие приписывали оную поднявшейся вверх подагрической материи,  и для того по большинству голосов  решили лечить больнаго от последней.  Посредством   катаплазмов, кои прикладывали к его ногам, чтоб оттянуть от головы подагру — головная боль прекратилась— и чтож? боль сия опустилась в мочевой пузырь и умножив слабость больнаго соделалась мучительнейшею. Стали продолжать теже самыя средства; ноги его были становлены сверх сего по вечерам в теплую воду, смешанную с мылом и горчицею; еще предписана была ему крепительная микстура , в коей находилось небольшое количество опиума, для его усыпления.   Со всем тем искуство медиков  не могло прекратить вышепомянутую боль, которую чувствовал он почти ежечасно при испущении мочи. Чрезвычайная слабость, в коей он тогда находился и которая столько же от болезни,  как и от преклонных лет его происходила, препятствовала  употреблять ему в известном количестве опиум для возвращения посредством сна прежних сил: но наконец решено было на одном  консилиуме испытать и cиe средство; ибо безсонница не менее чувствуемой им боли разслабляла его; последняя же во время сна могла на время прекратиться. Последствием сего опиума хотя и был благодетельной сон,  который сомкнул в ту ночь его вежди и как бы отдалил от него  все чувствуемыя  им мучения;

 

 

45

но после пробуждения больнаго, еще большая прежней слабость объяла все его члены; смертный хлад покрыл почти все его тело, руки его оледенили , дыхание стало реже , глаза помутились : казалось , что уже настал последний час его жизни. В сих обстоятельствах доктора предписали ему прежнюю укрепляющую микстуру без всякаго, однакож, опиума: посредством сего лекарства больной получил прежния свои силы; но приметно было тогда , по всем его принужденным движениям , что силы сии были искуственныя , а неестественны.

В cиe жестокое для него время , Николай Николаевич предвидевший , еще до того, как я прежде сего сказал , свою кончину , сохранял спокойствие духа, приличное истинному сыну Церкви : "Жалею я о тебе — сказал он однажды старшему сыну своему: ты за тем же сюда приехал ко мне, за чем и я, за сорок четыре года пред сим в Киев к моей матери.» — Когда же дети его, желая разсеять столь мрачныя мысли, уверяли его в том, что он выздоровеет, что доктора в этом ручаются, он ответствовал твердым голосом: « Друзья мои! не верьте им: они вас обманывают. Уже ли бы я стал скрывать от вас, когда бы мне было легче? уже ли вы сами не видите, что я ежеминутно становлюсь слабее; не имею ни сна, ни покоя; уже несколько недель лежу в постели и не употребляю почти никакой пищи. Вам надобно ко всему быть готовыми."  — После, сих слов он под каким-либо предлогом закрывал рукавом свои глаза, чтоб скрыть от детей свои слезы. Сердце его при одной мысли, что должен он в скором времени разстаться с ними и разстаться на долго, раздиралось

 

 

46

на части. Нередко не мог он удерживать внутренняго волнения своего и при виде детей плакал как ребенок, но тогда опускал он голову свою в подушку, и как будто хотел задушить свои рыдания. Я не боюсь смерти — говаривал он им : но больно с вами расстаться. Между тем деятельность его не ослабевала : он продолжал заниматься , как делами по службе своей , так равно и окончанием партикулярных дел своих; сдавал детям своим щеты с приятелями и знакомыми , делал им разныя наставления; читал книги , заставлял людей своих писать от имени его прощальныя к разным особам письма , кои подписывал; старался , по видимому, чтоб и по смерти его, не сыскалось ни одного человека могущаго упрекнуть его в чем либо , еще менее в забвении своего долга. Соблюдая сей долг со стороны общественнаго человека, не забывал он долга своего и со стороны вернаго сына Церкви. Еще 24го Декабря, чем свет исповедовавшись у Духовника своего, причастился Св. Таин. Cиe исполнил он скрытным от детей своих образом, дабы не потревожить их , или опасаясь даже, чтоб они, быв предубеждены в его выздоровлении, не удержали его от сей усладительной для каждаго Христианина обязанности. — Ни кануне того дня написал он к Архимандриту Донскаго Монастыря Иоанну следующее весьма лобопытное и вместе трогательное письмо :

Любезнейший Отец Архимандрит!

«Се, его же любиши, тяжко болит; может быть родственники мои , в вашей обители лежащее, зовут и меня к себе — сделайте же любовь , отделите в

 

 

47

больничной церкви уголок и для меня, преданнейшаго вашего слуги. Николай Б. Каменский."

25го Декабря , в день Рождества Христова, объявил он с радостным видом детям своим о том, что удостоился на днях примириться со Христом, и после сего спокойно ожидает своей кончины. Дети его и в то время стали говорить ему о его скором выздоровлении , думая тем его утешить. Почтенный Старец, собравшись тогда с духом , сказал им твердым и вместе торжественным голосом: «Что вы меня успокоиваете ; я очень спокоен; я Xpистианин мне более семидесяти лет: вот моя болезнь. В жизни я никого не обидел. Что трудами моими нажил — то оставляю вам. В карты ничего не проиграл; не промотал. Никто вас не упрекнет именем отца. После этого о чем мне безпокоиться. Верую в Искупителя Христа и вера моя не посрамит меня в день судный. Я иду туда, где находятся родители мои, жена, дядя.....»

Так мыслил, так действовал в то время сей истинный Христианин, достойный сын Церкви — и примерным благочестием своим водворял некоторое неописанное спокойствие в сердцах огорченных его детей и ближних!

Несколько дней спустя после приобщения Св. Таин подозвал он детей своих, и умильным голосом произнес им следующия свова : « Еще есть у меня к вам одна прозьба , друзья мои ; не откажите мне в оной. Спокойствие мое от того зависит.» — Он просил в то время, когда мог приказывать! но для чего поступал он таким образом, как не от опасения огорчить детей своих? « Покройте — продолжал он—

 

 

48

сей стол , перед глазами моими находящийся, чистою салфеткою; поставьте на оную образа Спасителя и Богородицы и зажгите перед ними лампаду. Я желаю сего — прибавил он — для собственнаго моего спокойствия, и уверен, что вы мне в том не откажете. » Воля его была в туже минуту исполнена, и он сказал тогда детям своим смотря на образа: «Благодарю вас. Теперь я совершенно спокоен.» —

С того времени днем и ночью устремлены были ежечасно ослабевавшее взоры его на священныя изображения, перед ним находившияся. Он молился в то время, когда мучительная болезнь оставляла его несколько в покое; молился и тогда , когда жестокая боль заставляла его испускать жалостные крики. Никогда не роптал он против определения Всевышняго ; с покорностию предавался Святой Его воле. Нестерпимая боль его усиливалась ежедневно ; наконец с первых чисел Генваря возобновлялась каждые полчаса , вместе с сильным по временам жаром и ознобом, признаком медленной лихорадки. Пронзительные стоны болящаго раздавались по всему его дому и раздирали на части сердца детей его и приближенных. В cиe время из уст добродетельнаго Старца выходили только сии слова: Господи! помилуй меня! Помилуй меня Ииcyce!— Помолитеся за меня —сказывал он также неоднократно окружавшим его. Таким образом вера, сопутствовавшая ему в сей жизни , и у двери гроба сопровождала его в другую жизнь, неведомую нам, но в ту , где нет ни стонов, ни воздыханий , где каждый получает по делам своим! —

Болезнь продолжалась — но не с такою уже силою, и ослабевавший поминутно голос Страдальца являл

 

 

49

очевидным образом скорое разрушение телеснаго его состава: «Sic transit gloria mundi! — говорил тогда болящаго окружавшим его — и сохранял прежнее спокойствие духа. 17го Генваря , в 12м часу вечера , пожелал он собороваться Святым маслом и с неописанною набожностию молился во время чтения Божественнаго Евангелия , к коему с трогательным также благочестием прикладывал трепещущия уста свои, 19го числа слабость его увеличилась; уже не пронзительные крики , а умильные стоны, подобно детскому плачу , вырывались из груди больнаго. В таковом жалостном положении пробыл он целыя сутки, сохраняя глубокое молчание, и указывая только по временам на часы , как бы желая знать: скоро ли настанет последний час его жизни ?

20го числа по утру боль совершенно унялась — и смерть начала распространять над больным владычество свое. Ноги его оледенели ; хлад покрыл все почти его члены , дыхание ослабевало и по временам прерывалось. Он лежал с сомкнутыми веждями и с сложенными на крест руками, коими попеременно дотрогивался чела своего , желая знать, не покрывал ли уже онаго смертный пот, вестник ожидаемой им кончины. По временам продолжал он указывать на стоявшие насупротив кровати столовые часы — и что всего удивительнее было тогда и непонятнее — складывал с самаго утра пальцы свои на крест и показывая оные предстоявшим , умильно смотрел на них, как будто прося их об чем (1). Наконец,

(I) Надлежит здесь заметить, что дети его того  утра   при нем уже более не находились; ибо лишь только приближились они к его кровати и

 

 

50

видя, что его не понимают, собрался он в двенадцать часов по полуночи с силами и голосом весьма тихим и едва вразумительным произнес имя старшей своей дочери : Аннушка. — Тогда окружавшие его поняли, что он желал благословить детей своих и проститься с ними. Призвали их; они подошли к кровати и почтенный Старец, приподняв в то время оледеневшия руки, кои дети его старались разогревать горячими поцелуями своими, но тщетно — соединил по прежнему на крест пальцы свои и прерывающимся от слабости голосом произнес несколько раз : благословляю вас, благословляю вас. Потом движением руки дал знать, чтоб они от него удалились и сомкнув по прежнему вежди свои, соединил руки, но для того, чтоб приподняв их над грудью своею , низпосылать усердныя молитвы всевышнему, уповательно о тех, кои столь близки были в сей жизни его сердцу и с коими готовился он расстаться. Картина величественная и вместе трогательная! С одной стороны разпростертый на смертном одре, благочестивый Старец , в добродетели поседевший, с лицем, исполненным спокойствия и твердого на Всемогущаго упования; с другой огорченное — но вместе и успокоенное толь Христианскою кончиною семейство его, которое смешивало слезы неописанной горести с слезами внутренняго удовольствия. Предстоявшие удивлялись и радовались вместе, взирая на толь завидный конец Мужа , который даже перед кончиною своею являл им разительный пример тор-

он раскрыл глаза , как приметя их,  испустил вдруг пронзительный крик, который заставил их вытти из комнаты.

 

 

51

жества добродетели   над  ужасами   самой   смерти. В четыре   часа по полудни еще пожелал  он проститься с  детьми своими , пожелал  прижать их  попеременно к едва трепещущему уже сердцу  своему  и к охладевшим устам,    кои   готовы   были   навсегда  закрыться. Прощаясь с меньшим сыном, произнес он ему слабым, но довольно  врозумительным  голосом  слово : готов ;  после сего отдаляя его рукою своею закрыл снова свои вежди. При сем слове сын не мог удержаться от слез, и с сильными рыданиями кинулся еще целовать  отца своего.  Сей последний открыл тогда на минуту ослабевающия вежди и смотря на горесть сына и  других  детей  вокруг  его  стоявших,  поколебался в своей  твердости, и не будучи уже в состоянии проливать слезы ,   изобразил на устах своих жалостною улыбкою взаимную  свою печаль;  потом  дал  снова знак,   чтоб дети его вышли из комнаты.  По прошествии нескольких минут благичестивыйн муж сей еще  пожелал удостоиться  приобщения Святых Христовых Таин,   что   исполнив   с свойственною ему теплою верою , произнес  снова предстоящим слово: готов — и  сомкнул  вежди свои,  сложа  на крест руки, кончил заниматься  уже земными вещами  для совершеннаго посвящения  себя Тому ,  к Коему    во   всю  жизнь свою не переставал воскрылять духом.  Не много погодя начал  он  отходить ,  подобно  человеку в объятиях сладкаго и  вместе   тихаго   сна   находящемуся ,   и  по прошествии трех часов уснул спокойно вечным сном ( тогож   20го Генваря ) в семь часов,   десять минут, по полудни,   на  семьдесят  седьмом   году    от рождения.

В   следствие   одной    статьи   духовнаго    завещания

 

 

53

Николая Николаевича (1) (которое еще вовремя болезни своей неоднократно приказывал он сыновьям своим прочесть, желая от них знать, довольны ли они его распоряжениями в помянутом завещании означенными), —отпевание тела его должно быть совершено без всяких церемоний, Синодальным Ризничим и двумя Священниками: но Преосвященный Августин Архиепископ Московский, узнав о кончине достойнаго сына Церкви, по собственному движению сердца своего, почтил его, 2Зго Генваря, последним долгом вместе с первым Духовенством Московским. Друзья покойнаго, Чиновники

(1) В 12 статье духовнаго своего завещания, Николай Николаевич писал следующее : "Из капитальных денег моих употребите и на мое погребение, которое да будет (Богом вас прошу) без всяких церемоний. Синодальный Ризничий Макарий, или отец Димитрий с двумя Священниками да совершат сей обряд над моим телом, которое с вечера пусть вынесут в церковь люди мои ; по отпетии погребения оставьте в приходской церкви и другую ночь; а по утру, до ранних обеден , отвезите оное в Донской монастырь , в вечное всех нас тамо жилище, без всяких же церемоний, с одним приходским, и то в карете, Священником. Как на погребение, так и на поминовение не определяю я количества денег: ибо первого я уже чувствовать небуду, а другое очень нужно для души моей. »

Духовную cию написал он еще 7 Апреля, 1807 года. Для любопытства читателей прилагаю у сего окончание оной: "Таким образом учредив все , кажется, нужное об вас и о себе , заключу сим; что ежели вы любезныя дети! желаете, как и должны, в сей и будущей жизни быть благополучными, любите Бога всем сердцем?»— любите и ближняго, как самих себя.— Живите между собою согласно, искренно и любовно. Не забывайте, по долгу православной нашей веры , делать воспоминание о скончавшихся родителях, родственниках и благодетелях ваших. С служащими у вас поступайте кротко ; ибо сим способом больше их к себе привязать и послушными сделать можете. Паче же всего , размеряя состояние и доходы свои. Бога ради, убегайте роскоши и тщеславия. Cиe все исполнив, никогда не будете в жизни раскаиваться; будете всеми любимы ; и благословенье Божие пребудет на вас, чего вам от всего сердца желает, искренно любящий вас родитель Н.   Б.   К.

 

 

53

Архива и облагодетельствованные им наполняли церковь. По совершении литургии Преосвященным, Заиконоспасскаго монастыря Проповедник, Иеромонах Никанор, произнес надгробное слово и трогательным красноречием своим извлек слезы у слушателей , горести исполненых. Тело до ночи оставалось в церкви; в три часа Чиновники Архива, в сопровождении одного токмо Священника , понесли его в Донской монастырь на руках своих (1). Там, на разсвете, опустили гроб в могилу, изкопанную в той самой церкви , в коей погребен дядя покойнаго, Преосвященный Амвросий , у6иенный Apxиепископ Московский (2).

(1) Имена сих достоиных Чиновников, споривших между собою за право нести на раменах своих тленные остатки добраго их Начальника— следующия: Надворные Советники: I ) Иван Федорович Либенау ; 2 ) Иван Христианович Цемш ; 3) Александр Михайлович Евреинов ; — Коллежcкие Ассесоры : 4l Сергей Федорович Соковнин ; в то время в Гусарском полку служивший ; 5) Евграф Васильевич Солтыков; 6) Александр Карпович Валериани; 7 ) Петр Семенович Haумов; — Титулярные Советники: 8) Александр Ильич Баскаков; 9) Павел Елизарович Зарин; — Переводчики : 10 ) Владимир Васильевич Каблуцков; 11 ] Александр Федорович Лодыженский ; 12) Гурий Алексеевич Костомаров; 3) Губернский Секретарь Павел Иванович Hестеров; Актуариусы: 14) Владимир Александрович Рагозин; 15 ) Князь Николай Иванович Трубецкой ; 16 ) Князь Петр Иванович Трубецкой; 17) Алексей Иванович Цемш; 18) Александр Иванович Цемш; и 19) Московскаго Университета Кандидат Константин Федорович Калайдович.

(2) На месте погребения Николая Николаевича поставлен, 28 февраля , прекрасный памятник, в коем вделан на меди портрет его. С правой стороны начертана сия надпись:— Под сим камнем погребено тело Г. Действительнаго Статскаго Советника Николая Николаевича Бантыш-Каменскаео, 1737 года, Декабря 16 дня, в городе Ннжинн родившагося; усердием в Церкви, отеческими 6лаготворениями к ближним, неусыпным трудолюбием, истинною мудростию и життем добродетельнейшим в сей временной жизни прославившагося, и по долговременной, тяжкой болезни , с твердым на Всемогущаго упованием, 1814 года, Января 20 дня, на 77 году от рождения, в вечную жизнь преселившагося.

На левой стороне изсечено: И слышах гласи с небесе глаеолюще ми: напиши, блажени мертвии,  умирающии о Господе, отныне ей,  глаголет Дуос, да почиют от трудов своих: дела бо их ходят в след с ними. Апокал: 14, 13.

 

 

54

Добродетель везде имеет алтари свои. Во всех странах обширнейшей Poccии, в странах самых отдаленных— известие о кончнне достопочтеннаго Старца опечалило , поразило друзей его и им облагодетельствованных. Отличнительнейшая черта его характера состояла в том , чтоб быть полезным ближним. Всякой неизвестный ему человек , даже человек низкаго состояния имел право на его внимание и помощь. Он любил предстательствовать за нещастных и угнетаемых и в подобных занятиях находил сладостнейшую для себя пищу; любил твердым и справедливым гласом говорить сильным, пред коими никогда не извивался (1). Делал добро шуйца его не ведала , что творила, десная. Нередко тот, для коего он испрашивал какое либо награждение или вспомоществование, извещая его о получении неожиданнаго им, приписывал, по неведению, таковое событие другому

(1) Следующее произведение может послужить доказательством, сколько Н.Н. любил правду и был чужд лести. Один знаменитый Путешественник в бытность свою в Москве, осматривая любопытнейшия места сей древней Столицы, разсудил посетить также Архив. H. H. быв заранее о том предуведомлен, велел приготовить все любопытнейшие Государственные акты и книги, хранящияся как в Tрактатной, так и в библиотеке Архивской; - но к крайнему удивлению его, знаменитый Путешественник сей , заставивший долго cебя ждать и прибывший весьма поздно в Архив, не более четверти часа пробыл в оном и отказался от pазсматривания большей части бумаг под предлогом, что торопился к столу одного Вельможи.  Выходя из Трактатной Посетитель приметил над дверью той комнаты висящий портрет Австрийскаго Императора Иосифа II.— Это Иосиф! — воскликнул он.— каким образом портрет его здесь очутился! — Я noставил в Трактатной портрет сего Государя— ответствовал. H. H.— в naмять бытности Его в Архиве, где Он около двух часов провел в paзсматривании драгоценных бумаг, хранящихся с сей Палате.— Посетитель понял, на чей щет сказаны были эти слова , покраснел и поспешил выдти из Трактатной.

 

 

55

какому лицу, а не ему — и благодеяние оставалось  все под прежнею завесою Христианской скромности.

Примером редкаго его безкорыстия может служить оставленное им в Москве пред нашествием неприятеля имению , между тем как он спасал дела Архива , под ведением его находившияся. Казенный интерес всегда предпочитал он собственному. Не менее дорожил также имуществом от разных лиц ему вверяемым. Однажды подвергся он мщению одного Вельможи за то, что не согласился продать eму тысячу душ, кои по случаю отлучки в чужие края владельца , вверены были его продаже , и стоили гораздо более предлагаемой ему помянутым Вельможею цены. Перед вторжением в Москву дерзскаго врага предпочел он лучше пожертвовать своею библиотекой и разными пожитками , нежели вынести из своей кладовой , которую велел тогда заложить кирпичами, пожитки одного его приятеля , кои уцелели вместе с кладовою, в то время как библиотека и прочее его имущество преданы были огню и расхищению. Сколько подобных подвигов совершены им не по каким либо другим видам, но единственно по сердечной наклонности быть полезным и согласоваться с своими обязанностями ! — Главнейшее его, после дел по службе, упражнение было в исполнении возлагаемых на него поручений Российским Духовенством, коему он не только сим вспомоществовал, но и советами своими. Стараясь о пользе Наук , неменее заботился он и о выгодах учащихся. Для сего предмета издал он множество учебных книг (1), кои

(1) О сих книгах см. ниже.

 

 

56

пускал в продажу по цене весьма умеренной. Одним словом, нет благодеяний , которых бы сей друг людей не явил человечеству. Память его — память праведнаго пребудет с похвалами (1).

Услуги, оказанныя Николаем Николаевичем Наукам, доставили   ему звание почетнаго  члена Императорской Российской Академии,   Императорскаго Московскаго Университета ,   Императорского   Общества   Испытателей Природы и Санкпетербургских :   Беседы Любителей Российскаго   Слова   и Любителей Наук ,   Словесности и Художеств —   и  звание   действительнаго   члена  Московскаго Общества Истории и Древностей Российских. Сверх сего по известной склонности его  к благодеяниям ,    доказанной   самыми  делами,    избран он был в  1813м году   в  Вице - Президенты Московскаго Комитета Библейскаго Общества ,   и в   самое  короткое время собрал, для святой цели сего благотворительнаго сословья,   около сорока тысяч рублей , в чем наиболее вспомоществовало ему Российское  Духовенство.

Здесь следует описание ученых трудов Николая Николаевича , по коим приобрел он себе справедливое право на признательность дипломатов и любителей отечественной Истории :

Первое его , по вступлении в Архив, сочинение, было: Историческое показание о времени соцарствования и о форме титулов Царевны Софии Алексеевны — 1766 года.

(1) Вот еще одна черта его характера: Хорошо быть добрым— писал он в 1807 году к Г. Профессору Городчанинову , препровождая ему Акт Астраханских Муз, оплакивавших добраго своего Пастыря Пр. Анастасия Братановскаго— и по смерти любят таковаго! — И ты достопочтенный Муж! добрыми делами своими приобрел право иа безконечную любовь.

 

 

57

2. Ответы на заданные в 1766 году Профессором Таубертом два вопроса о том, кто из Великих Князей начал писаться Господарем всея России и с котораго года ? и Великий Князь Василий Иоаннович писался ли Царем в публичных документах и с котораго года ?— 1766 года.

3. Опись и привод в Исторической по годам порядок старинных Новгородских и Великих Князей грамот, списанных с подлинников его рукою. — 1767 года.

4. Выписка в ведании Киевопечерской Лавры с приписными к оной монастырями в Коллегии Иностранных дел. — 1769 года.

5.   Выписка о   бывших  во время  Царя Алексея Михайловича ,  с   1649 по  1652й год, с Имеретинским владельцем    Алескандром    переписках ,    касающихся до принятия его с Имеретинскою землею в Российское подданство ; с показанием в оной и того , что может служить  к о6ъяснению   положения Имеретии , соседства ея и внутренняго состояния, относительно силы, нравов и правительства. — В   сей выписке  он  показал между  прочим , что  Грузинские  и Имеретинские   Владельцы еще  с 1586 года имели с Российским Двором о подобных  сему делах сношения ,   и учинил не токмо из оных ,  но и происходивших потом, по 1700 год, выписку. — Тогож 1769 года.

6. Выписка из всех дел , происходивших между Российскою и Турецкою Империями с 1512 по 1700 год— сочинена по поручению Миллера для поднесения Государыне Императрице Екатерине II.— 1770 года.

7. Выписка о Братских в Сибири Калмыках — тогож 1770 года.

 

 

58

8. Реестр Историческим и Церемониальным делам, хранящимся в Архиве и содержащим: 1) из6рание, поставление, коронование и браки Российских Государей ; 2) обряды происходившие при рождении , принятии в Греческую веру, обручении, бракосочетании и погребении Царской фамилии ; 3 ) выезды Государей в столичные города; 4) описание титулов Царских и гербов ; 5 ) о наместничествах и о чинах древних и новых ; о учреждении правлений и военных некоторых обрядов, и 6) о самозванцах , изменниках , бунтовщиках и проч.

9. Разбор и описание дел Князя Меншикова , в 38 сундуках хранившихся. — 1775 года.

10.  Выписка о караванах  в   Китай — 1776 года.

11. Реестр по алфавиту Дворов, бывшим в России Европейским и Азиатским Послам, Посланникам и Гонцам, от древних времен до возшествия на престол Государыни Елисаветы Петровны - 1777 года.

12. Дипломатическое собрание дел Польскаго Двора, с самаго оных начала по 1700 год, сочиненное в продолжении 1780, 1781 и 1784 года — в V томах.

13. Дневная записка всем делам входящим и исходящим, в Коллегии Иностранных дел, с 1727 года по 1738, в XIII томах—1784 года.

14. Известие о хранящихся в Архиве бумагах, сочиненное систематическим порядком—1784 года.

15.  Дипломатическое собрание дел между Российским и   Китайским   Государствами   с   1619  года   по   I792 год — 1792 года.

16.   Историческое известие   о возникшей   в Польше Унии, с показанием начала и важнейших в продолжение оной чрез два века приключений, паче же о бывшем

 

 

59

от Римлян и Униат на благочестивых тамошних жителей гонении. Сочинено по Высочайшему повелению Императрицы Екатерины IIй 1796 года. Напечатано в Москве , в Синодальной типографии 1805 года, в 8.

17. Описание  вновь   Азиатских Дворов:  1)   Греческих духовных и светских лиц; 2) Китайскаго Двора и 3)  дел Молдавских и Волосских—1797 года 18. Описание дел о выездах в Poccию— 1798 года, 19. Реестр и описание Малороссийских и Татарских дел — 1799 года.

20. Сокращенное Дипломатическое известие о взаимных переписках Российскаго Двора с Иностранными , расположенное в IV частях. В 1й содержится переписка :  1)  с   Австрийско— Цесарским Двором , 2) с Английским,  3) с Венгерским ,  4) с Гишпанским, 5) с Голландскою Республикою, 6) с Датским Двором.— Во   IIй   части:    7) с Империею Римскою,   8) с Императорскими городами,   9) с Италиянскими Владетелями.—В III й   части:     10)   с Курляндиею ,     11)   с Лифляндским, Эстляндским и Финляндским Княжествами ,   12),  с Польским   Двором,    13) с Португальским.— IVя часть заключается перепискою с Дворами : 14) Прусским, 15) Французским и 16) Шведским. Важный сей труд , содержащий  в себе   все   сношения Иностранных Дворов с Российским ,  как то : обоюдныя переписки ,   посольства , договоры и проч.  от самых отдаленных времен  по 1800 год— может в самое   короткое   время   доставить   сведение   о связях Государственных с каждою из вышепонянутых Держав.   Николай Николаевич тридцать семь лет занимался приготовлением онаго , а в течении 1800 , 1801 , 1802  и 1804 годов переслал по частям в Коллегию.

 

 

60

Желательно весьма , чтоб любопытное сочинение сиe было издано со временем в свет. Оное могло бы служить поучительною Архивою для любителей отечественной Истории , особливо для Дипмломатов.

21. Историческое показание о Российско-Императорском титуле, с объяснением : 1) в которое время оный титул в России начался ? 2) с какими Европейскими Дворами и когда именно происходило сношение, относительно признания и утверждения онаго титула? 3) в чем состояли чинимыя с Российской стороны требования и какие получаемы были на оныя отзывы ? и 4) на каком условии оное признание от первенствующих Дворов Европы было учинено? — 1803 года.

22. Выписка с 1742 по 1762й год из всех Конференций , бывших в России чужестранных Министров, следующих Дворов: 1) Австрийско-Цесарскаго , 2) Английскаго, 3) Гишпанскаго , 4) Голландских Штатов, 5) Датскаго , 6) Прусскаго , 7) Французскаго и 8 ) Шведскаго. — 180З и 1804 года,

2З. Разбор и описание : 1) дел Турецкаго Двора, с бумагами Коммисии и взятыми в Хотине, 2) пограничных дел с Польским Двором , бывших разных коммисий , 3) дел Сербских , Славянских и других смежных с ними народов , 4) пополнениe дел Аксайских Азиатских , 5) Андреевской деревни 6) Арабских, 7) Балахинских, 8) Башкирских, 9) Бухарских 10) Грузинских и Имеретинских , 11) Едизанских Татар, 12) Зюнгорских, 13) Индейских , 14) Кабардинских, 15) Калмыцких,16) Каракалпацких, 17) Киргиз-Кайсакских , 18) Крымских с 1677 по 1700 год, 19) Кубанских , 20) Кумыцких , 21) Муганской в Персии и степи , 22) Мунгальских , 23) Нагайских , 24) Салтана-

 

 

61

ульских ,   25) Трухменских  и 26) Хивинских.— С 1805 по 1809 год.

24. Разбор и реестр делам бывшей между Pоcсиею и Пpyccиeю войны, с 1756 по 1763 год. — 1808 года.

25. Описание дел царствования Императрицы Елисаветы Петровны, с 1742 по 1760 год, присланных из Коллегии— 1809 и 1810 года.

26. Алфавит содержащимся в книгах Московскаго Коллегии Иностранных дел Архива входящих и исходящих дел материям, с 1720 года по 1811 год.— В заглавном листе поместил он следующее: "Упоминаемый Алфавит составлен из девяносточетырех книг Архивских входящих и исходяших дел по 1 Июня сего 1811 года. Cиe учинено, дабы облегчить труд в приисках, которые иногда отвлекают служителей от нужнейших дел. Желательно, чтобы продолжение сего алфавита не упускаемо было из виду, и по истечении каждаго года, или и полугода , взносимыб были в оной , следуя сему порядку, все материи, вступившая в столп входящих и исходящих дел того года; а как все бумаги идут чрез руки Господ Секретарей, то не возлагая на другаго кого, сами они удобнейше могут для своего же облегчения исполнить сей приятнейший труд, коим занимался досель Н. Б. К.»

Последний труд его состоял в приготовлении к напечатанию Государственных грамот и договоров, прежде им описанных и приведенных в хронологической порядок, из коих первая часть напечатана под его смотрением в 1813м году.

Записки , к Истории Российской Иepаpxии принадлежащия , собранныя им в продолжении пятидесяти лет,

 

 

62

в XVIII больших портфелях, к сожалению погибли в 1812м году во время всеобщего Московскаго пожара (1). Такую же участь имели в числе собственноручных его манускриптов : Хронологическое известие о всех достопамятных в Российской Империи произшествиях со временен Царя Михаила Феодоровича по 1799й год ; — и собрание его любопытнейших (вчерне) писем к разным особам. Поелику покойный вел переписку со всеми почти Государственными чиновниками; и во всякое время получал от них разныя текущия новости, а все сии письма хранил у себя в портфелях: то оне могли бы быть любопытнейшими записками новейшей отечественной Истории. Николай Николаевич имел особенный дар выражать много в нескольких словах. Письма его могут почитаться образцовыми по краткости слога , богатству мыслей и силе в выражении.

Сверх сего он участвовал в издании многих книг, доставляя материалы, как на пример в древнюю Poccийскую Вивлиофику, издаваемую Новиковым, в Географический словарь Российскаго Государства , изданный Щекатовым и Максимовичем, в жизнь Петра Iго, сочиненную Туманским , в Голиковы деяния Петра Великаго и многия другия.

Российския Духовныя Семинарии обязаны ему за издание почти всех своих классических учебных книг , каковы суть (изключая Латинских букварей, напечатанных в Москве 1779, 1780, 1783, 1784, 1786 и того же года в Лейпциге, и Латино-Французско-Poccийских прописей , изданных в Москве 1779, 1781, 1783,

(I) Издатель Иcmopиu PoccиucкИepapх (Викарий Новгорадский Амвросий) при сочинении сей книги пользовался   многими материалами   из оных портфелей.

 

 

63

1784, 1780, 1788, 1788, 1791 года и потом несколько раз перепечатываемых) : Латинская Грамматика , собранная им самим, напечатана в Москве 1779 года дважды, потом 1781, I783 и в Лейпциге 1789—Греческая Грамматика Варлаама Лащевскаго в Лейпциге   1779, 1785, 1791 и в  Москве  1814 года.      Еврейская  Фрошева краткая  Грамматика. — Бургиева   Риторика   в Москве 1776 и Лейпциге 1779, 1786, 1789 и 1790- Бaумейстерова Латинская философия в Москве 1777, в Лейпциге 1788 , 1786 и I791 — Богословия Прокоповичева в 3 томах в Лейпциге 1782 и  1784.—   Вагнерова  Латинская фразеология в Лейпциге 1784.— Богословия  на Латинском Феофилакта, Епископа Переславскаго, в Лейпциге 1784   и другая   Иоакинфа Карпинскаго ,  напечатанная на Латинском в Лейпциге 1786 и Москве 1791.—Баумейстерова физика на  Руском в Москве 1785   и сокращение Иринея ,   Ректора    Киевской   Академии,   Богословии  Ф. Прокоповича в 8 томах. Сверх сих книг напечатал он  несколько   изданий,   с присовокуплением   к  некоторым своих предисловий  и разных  дополнений как-то:   к Греческой  Грамматике  приобщил  он   Греческую  Христоматию; к Бургиевой  Риторике ,   в издании 1776 и 1779 года, кроме жизни  Автора  и указания примеров из Руских Писателей ,   приложил систематическую  роспись до 700 на Российском языке книг; в Баумейстеровой  Философии  философическую Истоpию,  некоторыя дополнения  к Логике, Теоретическую физику, Экономию и Юриспруденцию Церковную.  В 1803 году  изданы   им   для   тех   же  училищ   Цицероновы Латинския отборныя речя и письма , Корнелий Непот с примечаниями , по образцу Минеллиеву ;  в 1812 году в пользу юношества,  обучающагося Поэзии,  правила

 

 

64

Пиитическия Аполлоса, в осьмой раз, и много других полезных сочинений, о коих здесь умолчано по недостатку сведения. Им же изданы три книги, переведенныя с Греческаго дядею его Преосвященным  Амросием: 1 ) Послание Св. Игнатия , Епископа Антиохийскаго, в Москве 1770, 1779, 1785. 2 ) Св. Кирилла, Епископа Иерусалимскаго, огласительныя поучения, там же 1772 года, во второй раз 1783 и 3 ) Св. Иоанна Дамаскина изложениe православной Веры, или Богословия, там же 1774 и вторично 1785 года напечатанная.—Его старанием издано в Геттингене на Латинском языке , 1769 года сочинение Феофана Прокоповича о происхождении Св. Духа и 1782 года в Лейпциге Латинской перевод его же трактата о неудобоносимом иге. Из переводов Б. Каменскаго известна История о жизни и делах Молдавского Господаря Князя Константина Кантемира, сочиненная Профессором Петербургской Академии Наук Беером, с описанием родословия помянутых Князей Кантемиров, напечатанная вместе с Латинским подлинником в Москве 1783 года. Вольтерова Иcmopия Петра Великаго и Бранденбургская, им же переведенныя , остались в рукописи , и также истреблены во время Московскаго пожара.

 

 

65

 

P E E С Т P

РУКОПИСНЫМ КНИГАМ,

ПОДАРЕННЫМ

Н.   Н.   БАНТЫШ-КАМЕНСКИМ

В Московской Коллегии  Иностранных дел Архив 1784   года.

 

В листе:

I. Летописец,  называемый  Ростовский.

2. Летописец от Рюрика до Царя Иоанна Васильевича, с приложением рязрядов походам, бывшим в 16 столетии.

3. Степенная книга Российской Истории , писанная чистым полууставом в ХVм веке и принадлежавшая убиенному Преосвященному Амвросию. — Книга cия издана в свет, с согласия H. Н. , Гм Миллером в 1775м году.

4. Повесть о мятежах в России бывших во время междуцарствия. Сочинениe Аврамия Палицына.

5. Книга содержащая в себе: 1) Список с новаго торговаго устава 1654 года; 2) уложение Царя Алексея Михайловича о наказании воров и разбойников; 3) Уло-

 

 

66

жение Царя Федора Алексеевича о разделе поместий ; 4) Уложение Царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича о вершении судов.

 

В четверть:

6. Разряды походам с 1492—1606.

7. Список с разрядной книги Князя Андрея Солнцева Засекина с 1559 — 1646.

8. Записки торжественным выходам и празднествам Государя Царя Алексея Михайловича , бывшим в 1675 году ; также и другим произшествиям онаго года случившимся.

9. Разрядная книга о взятии Казани и о походах Царя Иoaннa Васильевича , с приложением известия о государствовании Царя Михаила Феодоровича.

10. Записки разным произшествиям в государствование Циря Михаила Феодоровича.

11. Список Чиновным Особам от времен Великаго Князя Иоанна Васильевича до Государя ПЕТРА Iго в России бывшим, также и некоторым Особам женскаго пола , служившим при Царских Дворах.

12.   История Китайскаго Государства ,    с присовокуплением Сибирской Истории.

13.    Описание   Царским   бракам  и другим  произшествиям , бывшим до царствования  Государя   Феодора Алексеевича.

14. Псковский Летописец от начала России по конец владения Царя Алексея Михайловича.

15. Книга содержащая: 1) разряды старых лет по 1676 год ; 2) роспись нескольким Фамилиям , с

 

 

67

показанием  их службы; 3)  Записки  Историческия с 1682 по 1709,   чинимыя  Ландратом Желябужским.

16. Иерархия Российская , (на Латинском языке) сочиненная Александроневскаго монастыря монахом Адамом Селлием , собственноручный его подлинник.

17. Хроникул Романо-Молдавла-Хилор Димитрие Кантемир Воеводул и Санктепетербург аннул. 1717 ( на Молдавском языке), то есть: Летописец о Романо-Молдавлахии, сочиненный Молдавским Господарем Князем Дмитрием Константиновичем Кантемиром, в С. Петербурге, 1717 года, в листе.

18. Dell' accrescimento e decadenza del' Impero Othomano o sia Epitome  dell' Istoria Turca,    tradotta   in Italiano  da Antioco Principe  Cantemir ,  figlio dell' Autore ;    ( на Италианском  языке) —   там же :  De  vita   et   rebus gestis Constantini Cantemiri,  Principis Moldaviae, Auctore Bayero; (на  Латинском  языке)   то   есть:   а)   Сокращенная Турецкая  История  о приращении  и  упадке Империи Оттоманской , переведена на Италианской язык Князь Антиохом   Кантемиром ,   сыном Трорца сея  книги ;

б) О жизни и делах Князь Константина Кантемира, Молдавского Князл, сочинение ( на Латинском языке ) Професора Беера — в листе.

Книга сия списана на Италианском и Латинском языках помянутым Князь Антиохом Кантемиром, Тайным Coветником и Российским в Париже Чрезвычайным Послом.

19. Annotazioni, т. е. примечания   (на Италианском языке) принадлежащая к книге Турецкой Истории , сочиненныя Князь Димитрием Кантемиром — в лист.

20. История Moldo-Vlachica, т. е. История о Молдо-Bлахии (на Латинском языке), сочиненная и писанная

 

 

68

рукою Молдавскаго Господаря Князь Дмитрия Кантемира ; в листе.

21. Curanus , т. е. изъяснение ( на Латинском языке ) об Алкоране, сочиненное и писанное рукою Молдавского Господаря Князь Дмитрия Кантемира ; в листе.

22. История Иероглифик Димитриу Кантемир — то есть: История Иериглифика , сочиненная 1700 года (на Молдавском языке ) Кназь Димитрием Кантемиром ; в четверть.

23. Compendiolum universae Logices; то есть: Сокращение всеобщей Логики, сочиненное ( на Латинском языке) Молдавским Господарем Князь Дмитрием Кантемиром ; в осмуху.

24. Повседневныя записки Князь Дмитрия Кантемира с 1731 года , по 1724й год ; в осмуху.

25. Описание шестимесячной Оренбургской осады, бывшей в 1773 и 1774 м годах от самозванца Емельяна Пугачева с кратким показанием начальных причин сего бунта.

Сверх сих  рукописей   и многих планов , чертежей и ландкарт,  Николай Николаевич подарил в Архив следующие портреты Начальников Посольскаго Приказа или  Государственной  Коллегии Иностранных дел : 1) А. Л. Ордина - Нащокина; 2 ) А. С. Матвеева ; 3 ) В. С. Волынскаго; 4) Князя В. В. Голицына ; 5) Графа Ф. А. Головина ; 6)  Графа Г. И. Головкина ; 7) Графа А. И. Остермана; Я) Князя А. М.  Черкаскаго ; 9) Графа А. П. Бестужева-Рюмина ;   10) Гр.  М.  Л.  Воронцова;   11) Гр. Н. И. Панина u  11) Кн. А. А. Безбородки.

 

 

69

слово,

ГОВОРЕННОЕ   ПРИ   ПОГРЕБЕНИИ НИКОЛАЯ   НИКОЛАЕВИЧА

БАНТЫШ-КАМЕНСКАГО,

 

Московской Славяно-Греко-Латинской Академии Проповедником ( ныне Спасовифанскаго второкласнаго монастыря Архимандритом) Соборным Иеромонахом Никанором, в церкви Живоначальныя Троицы, что на Хохловке , Генваря 2З дня , 1814 года.

 

 

71

слово

Подвигом добрым подвизахся, meчeниe скончах, веру соблюдох : npoчee убо соблюдается ми венец правды.

2 Тим. гл. 4, ст. 7.

 

Ах! почто сокрываешься от человеков, друг человечества?—Мы обращаем на тебя взоры; но ты закрыл от нас вежди свои; мы вопрошаем тебя; но ты ничего не ответствуешь ! — Глубокий мрак смерть- лежит на твоих чувствах. Погасли кроткие взоры, охладело доброе сердце , замолкли правдивые уста. — Сердце наше сокрушается при гробе твоем.

Печальные слушатели! чтоже нам остается делать?— Проливать о нем горькия слезы ? Но подвижниъ веры прешел к покою. Сетовать о разрушении телесной его храмины ? Но он имеет храмину нерукотворенну, вечну на небесех (1). Дщери, Иерусалимскии! не плачитесь о нем; подвигом 6о добрым подвизался, meчeниe скончал в мире , веру соблюл в чистоте: прочее убо соблюдается ему венец правды (2) ! —

И слезный дождь не угасит смертнаго факела, грозящаго изменением  всему под  солнцем;    и   сильные вопли не переменят  определения   Божия , единожды на

(I) 2 Кор. гл. 5, ст. 1, 2.

(2) Лук. гл. 23, ст. 28.

 

 

72

всегда произнесеннаго; и пламенная любовь неудержит на земли добродетель ! Лежит всем человеком единою умрети (1). Никто не скажет Ангелу смерти, к нему грядущему: подожди —еще не время мне ! Пустынная хижина, так как и великолепные чертоги, не укроют нас от роковаго удара. Кто есть человек, и же поживет , и не узрит смерти (2)? Но праведницы живут во веки , мзда их сыну пред Господем (3). И будет время, когда процветут кости их (4). Почтож еще уныние объемлет нас, печаль снедает сердце и теснит дух наш? Почто не хотим отпустить его из страны смерти в страну жизни, из селений мрака в селения света ? — Блажени умирающие о Господе. Ей, глаголет Дух, да почиют от трудов cвoиx (5).

И так нет места, Сл! сетованию при гробе сем, когда вся жизнь истиннаго Христианина есть приуготовление к смерти, а смерть есть переход к небесной жизни. Истина сия доказана жизнию и примерами праведников — доказана и тобою , приснопамятный Муж! Ты любил истину и истина составит хвалу твою.

Естьли земля наша есть место приуготовления к будущности , и путь к небесам; то здесь есть необходимыя действия к развитию будущего нашего состояния, есть необходимые подвиги, трудности и болезни. В небесном вертограде разцветают токмо те растения,

(1) Евр гл. 9, cт. 27.

(2) Псал. 88, ст. 49.

(3) Прем. гл. 5, ст. 15.

(4) Сир. гл. 49, ст. 12.

(5) Апок. гл. 14, ст, 13.

 

 

73

кои на земли пустили корни свои; в царстве славы блаженствуют одни те, кои не погубили дней делания— понесли зной дня и хлад нощи , трудились до пота , бдели до истощания , сражались до крови. Путь к вечному животу лежит чрез язвы крестныя. Царство Божие нудится, и нуждницы восхишают  е (1) .

Побеждать ceoиx врагов, возстающих противу сердца и разума , распинать плоть свою со страстьми и похотьми (2) — вот Христианский подвиг , но некончаемый до конца жизни. И поелику предел бытия нашего на земли столькож неизввстен, сколько известно то, что смерть каждой час может нас постигнуть; то истинный Христианин , непрестанно готовясь к смерти , непрестанно старается умереть всему чувственному — умереть самолюбию, тщеславию, гордости И неге—умереть воле , укрощая ея желания и очищая ея движения. Увы ! борьба всегдашняя, сражение непрестанное ! — и победа иногда остается на стороне плоти и миpa. Но торжество cие прерывается скоро. Потеря кротости и смирения , потеря терпения и воздержания возвращается искреннею молитвою сердца. Одна минута, и— слезы разкаяния находят то драгоценное сокровище , приобретение коего стоит нам великаго труда и крайняго прискорбия.

Ах! мы были бы на земле вечно покойны и блаженны, естьли бы грех не вводил смерти. (3) ; и были бы вечно нещастны, естьли бы смерть не пресекала греха ! — Едва только успеем воззреть на свет , уже и чувст-

(1) Матф. гл. 11, ст. 12.

(2) Матф. гл. 10, ст. 36.

(3) Рим. гл. 5, ст. 12.

 

 

74

вуем, что наше рождение есть ничто иное, как начатая смерть, также как зажжение светильника есть начало его разрушения. Едва токмо начнем дышать, и уже впиваем в себя яд тления, убивающий одних скорее, других медленнее. Таким образом непрестанна ближе идем ко гробу ; и своими трудами приготовляем себе будущее. — Пусть суетность не занимается вечностию, нега и праздность обезпечивает себя или молодостию, или крепостию сил , безчпечность не хочетъ нарушить покоя своего представлением смерти ; пожалеют некогда о потере времяни. Останется разкаяние, а времяни не будет.

Зная, что рано или поздно, заутро, или днесь надобно кончить странствование свое на земли , последователь Иисуса Христа блюдет на пути своем , како опасно ходить (1). Добродетельный не без страха, так как и опытный путник не без осторожности. Идя по земле трепещет, также как Петр шествующий по водам ; при малейшем вихре страстей воображает под собою бездну, готовую поглотить его. Но кто страшится своего падения, то страшится не потому ли , чтобы с собою не унести в могилу своих беззаконий? не потому ли, что дела наши идут следами нашими, как доносители и свидетели? — Добродетель всегда скромна, всегда осмотрительна: где извивается лесть, там разборчива : где носится смерть, там осторожна : где удары, там терпелива. Таковая деятельность ума и сердца вытекает из чаяния безсмертия, упования вечных благ. Насыщуся, восклицает праведник , насыщуся внегда явитимися славе Твоей, (2).

(1) Ефес. гл.5, ст. 15.

(2) Псал. 16, ст. 15.

 

 

75

По мере того, как искренний ученик небеснаго Учителя помнит последняя своя, бдит до гроба, дабы не внити в напасть (1). В минуты безпечности, в часы сладкаго покоя, враг Божий между пшеницею посеявает плевелы, между добрыми намерениями—благими чувствиями кладет злые помыслы , пагубныя желания. Глубокой сон не видит никакого коварства. Одна только осторожная бдительность есть крепкая преграда противу завистливаго похитителя.

Не думайте, Сл! чтобы внешния эанятия, общественныя должности   и  обязанности природы могли  развлекать дух , занимающийся безсмертием , безпокоить сердце , обретающее в Боге свое спокойствие. Можно от утра до вечера упражняться в Христианских добродетелях, и не забывать должности, возложенной на нас природою или   законом.   Подданный   чтит Царя,   и во всяком страхе повинуется ему , не токмо доброму и кроткому , но и строптивому; между  тем   хранит и обеты данные при купели  крещения.   Владыка печется о подвластных себе не менее ,  как о самом себе , беседует с  ними в простоте,  говорит к ним без жестокости.   Богатый  не отказывает тому , кто просит у него ; и когда раздает десною избытки свои , то шуйца не ведает  (3).  Бедный   не завидует богатому в  его сокровищах, и  не жалеет  о том, что не имеет где главы подклонити.   Сын почитает , слушает и любит своих родителей ;   но любовь  его не отвлекает самаго от Иисуса Христа. Отец, воспитывая детей

(1) Матф.   гл. 26, ст 41.

(2) Матф. гл. 6 , ст. 8.

 

 

76

в науках полезных и нужных для общежительства, учит страху Господню , как первому началу премудрости , и ведет их к новому и вышнему рождению, без котораго нельзя внити в царствие Божие. Но в каком бы звании и состоянии ни был истинный Христиание, никогда не отдаст сердца своего миру и плоти Готово сердце мое к Тебе Боже, готово, взывает он (l) . Ничто земное не удерживает меня, никакое сокровище мира не владеет мною: но оно готово к Тебе , Боже сердца моего; Тебя токмо ищет. Тебя только любит. , и Тобою единым наслаждается !

Основание всех добродетелей есть закон Божий. Кто избрал eгo светильником ногам своим , тот идет с ним далее и далее по пути Господню. Сквозь его свет он видит мрачные пути жизни сея , и простирает надежды свои далее своего гроба.

Наконец, как человек возвысится до той степени совершенства , что одна мысль у него будет — Бог, одно желание — наслаждаться Им, одно начало действования — Его любить , одна цель—угождать Емy , взывает с Пророком : аз правдою явлюся лицу Твоему, Боже (2). И последний вздох его жизни, есть вздох любви к своему Ходатаю: Боже! в руце Твои предаю дух мой (3) ! Лице умирающей добродетели есть отверстая книга , в коей правда находит свое утешение ; а беззаконие в тайне читает стыд свой. Честна пред Господем смерть преподобных Его (4).

(1)  Псал. 107. ст. 2.

(2)  Псал. 16, ст. 15.

(3)  Лук. гл.  23, cт. 46.

(4)   Псал.  115,   ст. 6.

 

 

77

После сего смерть Христианина есть сладостное успокоение после трудов земных. — Во время ночи мы ожидаем утра ; во время болезни желаем облегчения; вовремя бедствий блаженства. Всякое чувствование скорби неразлучно с желанием от него освободиться ; всякое понятие об удовольствии соединено с хотением наслаждаться оным. — Здесь — на земли все обложено следами смерти , дышет тлением, отзывается горечью; ибо после того , как сорван запрещенный плод , на земле растут одни проклятия , одне немощи , одни заботы. До6ро со злом , как тьма со светом , всегда мешаются. Горести идут за удовольствиями, удовольcтвия за горестями. Ах! кто не пожелает освободиться от тяжких оков болезни и смерти ? Кто без внутренняго восхищения души отходит отселе в блаженную вечность.

Блаженная вечность никакой в себе не имеет противуположности. Там царство без страха, там здравие без болезни, радость без скорби, мир без опасности, премудрость без буйства, жизнь без смерти. Блажени мертвии умирающие о Господе. Но кто суть сии умирающие? Те, кои спогреблисъ Христу крещением в смерть 1 ; ибо против всеобщей и неминуемой после греха смерти , единственное врачевство есть — присвоение ce6е смерти Христовой; те, кои распяша плоть свою сo страстьми и похотьми; те , кои не живут более ,  но живет в них Xpиcтос (2), по мере того, как внешний человек тлеет, а внутренний обновляется (3). Ей ,

(1) Рим. гл. 6, ст. 4.

(2) Гал. гл. 2, ст. 20.

(3) 2 Кор. гл. 4, ст. 16.

 

 

78

глаголет Дух, да почиют они от трудов своих (1). Не будут они носить на себе никакого бремени, не станут безпокоиться о пище, не будут иметь болезней , и никакой враг не досигнет до них.

Вечное субботство предоставлено тем на небеси , кои на земли подвизались подвигом добрым. О! естьли бы праведницы, перешедши из тела — сей мрачной темницы — в обители света , могли вещать ко всем на земли оставшимся : сказали бы, что источник всех невинных удовольствий течет на небесах, из коего малейшия токмо капли изливаются на землю; сказали бы, что все бедствия и нещастия человеческия ничего не значат в сравнении с одним небесным благом ; и вместе признались бы с Павлом , что блаженства вечнаго ни ум постигнуть , ни язык выразить , ни сердце вместить в себе не могут.

Но рассматривая бдительную жизнь Христианина , непрестанно готовящагося к смерти, и вникая в блаженство его по смерти , нечувствительно соплетаем венец хвалы в Бозе почившему сему Болярину Николаю. От колыбели до гроба, сопровождала его священная добродетель. Природа его отличалась благородством, благородство возвышалось воспитанием и образованностью в науках, обогативших ум и сердце его высокими открытиями, просвещение с благочестием руководствовали его к знаменитым подвигам.—История нашего Отечества из рода в род будет передавать отличную его деятельность, сохраненную до конца жизни в том звании, в которое Бог и Помазанник Божий призвали его. Глас просвещения будет отзываться благодар-

(4) Апок. гл.14, ст. 13.

 

 

79

ностию , пользуясь плодами его трудов, кои драгоценны для каждаго , а паче для воспитанников Церкви. И сама Церковь в час всемирной жертвы единожды принесенной на кресте, и доселе продолжающейся на олтаряx Господних , гласом благочестивой любви будет взывать ко Господу : да, почиет от трудов своих мой сын благодатный , мой подвижник веры !

И сии добродетели достойныя человека , достойныя сына Отечества , достойныя Христианина , обращали на себя внимание самих Великих Монархов. — Наследовав право на великия титла, освещал оное новыми доблестями. Таким образом после изнурительных трудов сохранил величие духа и в глубокой старости, и окончил подвиг свой с верою и упованием на подвигоположника Иисуса Христа.

Чада ! вы лишаетесь нежнаго отца; други ! вернаго друга; .подчиненные! бодрственнаго и попечительнаго Начальника; рабы! кроткаго владыки! . . и тело его скоро сокроется от нас на веки . .. Но утешьтесь ! Есть, что осталось по смерти его! . . Советы его и наставления, любовь и заслуги могут жить в нас и действовать. Сердце наше всегда скажет нам: он нас любил, нам благодетельствовал, нас покоил. — И так, приснопямятный Муж! слезы нашей любви и благодарности сопровождают тебя в вечность. Но оне и после тебя литься не престанут!

Владыко живота и смерти! Тебе он предал дух свой, оставивши тело cиe. Приими его по благодати обетования Твоего, и упокой его со Святыми Твоими в селениях света! Аминь.

 

К О H E Ц.