А.О. Памяти А.К. Жизневского [Некролог] / Послесловие П.И. Бартенева // Русский архив, 1896. – Кн. 2. – Вып. 8. – С. 603-607.

 

ПАМЯТИ А. К. ЖИЗНЕВСКАГО.

 

19 Марта 1896 г. на 76 году жизни тихо скончался в Твери тайный советник Август Казимирович Жизневский, управлявший Тверской Казенной Палатой, председатель Тверской Ученой Архивной Коммиссии и член разных ученых обществ. Русская археологическая наука лишилась в нем неутомимаго и безкорыстнаго деятеля. Кончина его составляет горестную утрату для Твери и Тверскаго края. Это был человек высокой честности, энергичный, выдающийся администратор, основатель Тверскаго Историко-Археологическаго Музея, полезнейший общественный деятель города Твери.

А. К. Жизневский родился в 1820 г., в 1841 г. окончил курс в Московском университете по 2-му отделению философскаго факультета и поступил на гражданскую службу в 1843 г. В следующем году он был определен младшим помощником секретаря во 2-м отделении 6-го департамента Правительствующаго Сената и в 1845 г. назначен и. д. Новгородскаго губернскаго уголовных дел стряпчаго. В 1848 г. министр юстиции граф Панин назначил его в состав особой следственной коммиссии, учрежденной по высочайшему повелению для производства изследования в г. Калуге о неоказавшихся после смерти одного дворянина значительных капиталах, которые и были открыты коммиссией. В 1849 г. Жизневский был командирован младшим чиновником при сенаторе князе Давыдове, ревизовавшем по высочайшему повелению Калужскую губернию. В 1851 г. покойный был назначен и. д. товарища председателя Тверской Уголовной Палаты, и в 1856 г. в особую следственную коммиссию, учрежденную по высочайшему повелению, под председательством генерал-адъютанта князя Васильчикова 2-го, для дознания о безпорядках по заготовлению продовольствия для войск Крымской и Южной армий и по содержанию госпиталей Южнаго края. В 1858 г. получил он назначение Самарским губернским прокурором, а в 1862 г. переведен на такую же должность в г. Казань и вскоре назначен председателем Тамбовской Казенной Палаты, откуда в 1863 г. переведен на такую же должность в Тверь. Как один из старейших и опытнейших чиновников, Жизневский неоднократно был вызываем в С.-Петербург и Москву для участия в совещаниях относительно различных мероприятий по Министерству Финансов. Он умер в чине тайнаго советника; имел орден св. Анны 1 степ. и золотую бриллиантами украшенную табакерку с вензелевым изображением

 

 

603

высочайшаго имени. Своей опытностью, трудолюбием и честностью он подавал служившим под его начальством высокий пример безкорыстнаго и добросовестнаго отношения к делу. Он умел узнавать и ценить людей, привлекал на службу по своему ведомству вполне достойных, развивая в них способности и рвение к службе, почему Тверская Казенная Палата считается одной из лучших. Строгий и взыскательный по службе, он относился к своим подчиненным с чисто-отеческой заботливостью и помогал им даже из своих личных средств.

Но еще замечательнее деятельность покойнаго Жизневскаго на поприще науки и общественном.

В 1866 г., по почину бывшаго Тверскаго губернатора князя П. Р. Багратиона, при Губернском Статистическом Комитете основан музей, помещенный в здании губернской гимназии. Музей предназначался сначала для хранения образцов местных произведений земледелия, фабричной и ремесленной промышленности, редкостей минеральнаго, растительнаго и животнаго царств, а также предметов относящихся к этнографии и археологии Тверской губернии. Живое участие в деле собирания предметов для музея принял покойный поэт Ф.Н. Глинка. Заводские и промышленные образцы были собраны быстро и в достаточном количестве; что же касается до предметов археологии, то еще в 1872 г. в музее хранилось только три незначительные предмета и несколько монет. В 1872 г. А. К. Жизневский был избран помощником председателя Статистическаго Комитета и принял на себя также заведывание музеем. С тех пор музей, а главным образом археологический его отдел, стал быстро расти. Жизневский решил приступить к изучению Тверской губернии в историческом отношении, для чего и занялся разысканиями и собиранием памятников старины, помещая свои приобретения в музее. Близко знакомый с губернией, имея обширныя связи в уездах, при содействии своих подчиненных, которых он съумел приохотить к этому делу, он обогащал музей новыми приобретениями и в несколько лет превратил его в историко-археологическое хранилище. Весьма многие предметы пожертвованы им самим, другие принесены в дар разными лицами при его посредстве. Будучи человеком одиноким (он впрочем много помогал своим родным), он тратил ежегодно большия суммы денег на музей и не жалел ни времени, ни сил в собирании древностей, употребляя всевозможныя усилия для розыскания их и снаряжая даже порою экспедиции для раскопки курганов и городищ, откуда и добыто немало важных вещей. По отзыву многих знатоков, посещавших Тверской музей, он по богатству и разнообразию своих коллекций самое лучшее из провинциальных древлехранилищ. В нем находится около 9.000 предметов древности, свыше 7.000 рукописей и до 2.500 предметов по отделам естественному и промышленному. Археологический отдел замечателен по богатству, разнообразию и научной ценности предметов; по всем отраслям археологии в музее имеются не только редкие, иногда единственные экземпляры, но часто целыя коллекции с разновидностями  и   подразделениями,   собрание   же  Тверских

 

 

604

монет и нательных крестов одно из первых. Все многочисленныя коллекции хранятся в образцовом порядке; все предметы и рукописи внесены в описи и размещены как следует; со многих древностей сняты фотографии, планы, снимки. Рукописи музея описаны проф. М. Н. Сперанским.

Последние годы, благодаря возрастанию коллекций музея, помещение его в здании губернской гимназии стало тесно; некоторые более громоздкие предметы не могут даже в нем помещаться, почему и явилась забота о новом помещении. Вопрос этот ныне разрешен наилучшим образом. Г. Тверской губернатор камергер П. Д. Ахлестышев и Тверская ученая архивная коммиссия просили г. начальника Главнаго Управления Уделов князя Л. Д. Вяземскаго об исходатайствовании высочайшаго соизволения на перемещение музея в Императорский Тверской дворец, и 25-го Февраля 1895 г. воспоследовало высочайшее соизволение на уступку под помещение Тверскаго историко-археологическаго музея западнаго крыла Императорскаго Тверскаго дворца *), с отнесением расхода по содержанию этой части дворца, временно, в течение двух лет, на счет уделов, при чем расходы по приспособлению этого помещения для музея приняты тоже на средства удельнаго ведомства. Вероятно, в нынешнем году музей перейдет в свое новое помещение.

Это перемещение музея во дворец больше всего занимало последнее время покойнаго Жизневскаго; он видел, что предстоит еще много труда и забот, чтобы довершить это дело. Во время своей предсмертной болезни он высказывал опасение, что если даже и выздоровеет, то болезнь отнимет у него силы, необходимыя для трудов по водворению музея в новом помещении; смерти же он не боялся. Утром, в самый день своей кончины, последовавшей в 8 ч. вечера, он прислал губернатору, непременному попечителю архивной коммиссии,  1.000 рублей на нужды музея.

Все остававшееся свободным от служебных занятий время он посвящал своему любимому детищу-музею, которому был предан всей душею. Он занимался приведением в порядок обширных коллекций музея, описанием вновь поступающих предметов, а в 1888 г. издал прекрасное „Описание Тверскаго музея. Археологический отдел" со многими рисунками и гравюрами. Он любил лично показывать посетителям сокровища музея и делал это с увлечением.

Покойный имел утешение видеть обильные плоды своих трудов, положенных им в дело расширения музея. О трудах его самым лестным образом отзывались многие ученые и высокопоставленные посетители музея. Великий Князь Николай Николаевич Старший, осмотрев музей 20 Октября 1885 г., дважды изволил вспоминать о нем; за завтраком в помещении драгунскаго Московскаго полка и за обедом в зале Городской Думы и, обращаясь к Жизневскому, поднимал бокал за процветание Тверскаго музея, а при отъезде после обеда из Думы на вокзал железной дороги еще раз благодарил его за его труды по устройству музея. Мило-

*) Где в 1811 году Н. М. Карамзин читал императору Александру I свою историю.

 

 

605

стивое внимание оказали музею Великий Князь Владимир Александрович, посетивший его 13 Июня 1892 г. и Принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, посетившая Тверской музей вместе с принцем Петром Александровичем Ольденбургским 18 Октября 1893 г. С живым участием относился к музею граф А. С. Уваров, посещавший его и удивлявшийся его богатствам, и многие другие. И действительно, музей составляет славу Тверской губернии.

Когда в 1884 г. покойным основателем Археологическаго Института Н.В. Калачовым была открыта в Твери ученая архивная коммиссия, то председателем ея был избран А.К. Жизневский. Древния рукописи музея дали богатый материал для работ членов коммиссии. Жизневский привлекал постоянно к архивной работе всех, кто хоть немного интересовался родной стариной и так или иначе мог принести пользу делу изучения ея, и умело собрал вокруг себя полезных деятелей и работников. С полной готовностью и любовью он руководил занятиями членов коммиссии; он указывал и доставлял им почти все необходимые для работы материалы, благодаря своему влиянию и знакомствам он добывал нужныя справки в столичных архивах и умел передать, своим сотрудникам горячую любовь к архивному делу, словом, был душею коммиссии. Деятельность Тверской ученой архивной коммиссии ознаменована весьма почтенными изследованиями и трудами, и она выдается из ряда других. Самому Жизневскому принадлежит целый ряд рефератов, читанных им в заседаниях коммиссии. Заметим еще, что денежныя средства коммиссии сравнительно с другими крайне ограничены: она не имеет даже своего печатнаго органа, и труды ея членов помещаются в „Тверских Губернских Ведомостях". Число членов гораздо менее, чем в других коммиссиях, которыя дают звание члена слишком щедро.

Для хранения собираемых архивной коммиссией исторических документов был учрежден, согласно с изданными на этот предмет правилами, Тверской исторический архив, помещенный в казенном здании, уступленном по ходатайству бывшаго губернатора А.Н. Сомова и A.К. Жизневскаго, заботами котораго оно было тщательно ремонтировано. Здание это стоит особняком от других на базарной площади и в пожарном отношении безопасно.

Особенной заслугой Жизневскаго являются его заботы о возстановлении древних храмов. По его настояниям была возобновлена разрушившаяся древняя (XIV в.) церковь в с. Микулине Городище, Старицкаго уезда (на освящении которой он сам присутствовал), и при его горячем участии был возстановлен Старовознесенский деревянный храм в г. Торжке ХVІІ в.

Большое содействие оказал он Антропологической выставке в Москве 1878 г. и вообще Антропологическому отделу Импер. Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Он организовал в нескольких уездах Тверской губернии курганныя раскопки, при чем добытые черепа, костяки и разные курганные предметы отсылались на выставку

 

 

606

и в отдел, где были изследованы и послужили материалом для монографии председателя ея проф. А. П. Богданова (недавно скончавшагося) о доисторических Тверитянах по курганным раскопкам. Тверской музей участвовал в Московской географической выставке 1891, а сам Жизневский принимал деятельное участие в археологических съездах, на которых выставлял свои коллекции и вел большую ученую переписку.

Весьма замечательна также деятельность Жизневскаго благотворительная, свидетельствующая о его добром сердце. Он принимал самое живое и деятельное участие в „Обществе Доброхотной Копейки", возникшем в Твери в 1863 г. по почину покойной А.П. Глинки,   супруги   поэта. Он оставался постоянным и полезнейшим членом этого   общества,   нередко председательствуя в нем, и притом в самое трудное для общества время, когда ему грозило распадение, предотвращенное, быть может, усилиями его.

В 1867 г. в Твери было открыто местное управление Общества попечения о раненых и больных воинах, переименованное впоследствии в общество Краснаго Креста, и в нем, с самаго его открытия, Жизневский стал видным деятелем, исполняя обязанности казначея. За выдающияся свои заслуги Обществу Краснаго Креста он был удостоен высочайшей награды орденом св. Анны I степ. и избран почетным членом Краснаго Креста.

Жизневский так любил Тверь и сроднился с нею, что не желал ее покинуть даже когда ему предстояла блестящая служебная будущность. Так в 1876 г. он получил от главнаго управления Кавказскаго наместничества приглашение занять место начальника управления государственными имуществами на Кавказе (должность IV кл. с содержанием в 6.000 р.); но он отклонил это предложение и остался в Твери, хотя на Кавказе находился его родной брат с своим семейством. За то покойный пользовался в Твери общей любовью и уважением. Когда в 1888 г. исполнилось 25-летие управления его Тверской Казенной Палатой, Тверская городская Дума в заседании 13 Апреля 1888 г. постановила просить его изъявить согласие на принятие звания почетнаго гражданина г. Твери. В этом звании он был утвержден, с высочайшаго соизволения, 29 Декабря того же года.

Но чем особенно дорога и замечательна личность А. К. Жизневскаго, так это тем, что он, будучи не-Русскаго происхождения, католик по вероисповеданию, был искренне, всей душой предан Русской старине и жил Русской жизнью. Он хлопочет о возобновлении древних храмов, присутствует на церковных торжествах, на освящении церквей, поддерживает самыя сердечныя отношения с духовенством Тверской епархии и самыя близкия, даже дружеския отношения с Тверскими архипастырями. Из Тверских замечательных людей он был дружен с известным романистом И. И. Лажечниковым и поэтом Ф. Н. Глинкой.

Всегда живой, энергичный, он не знал отдыху. Всегда он был в ясном и добром расположении духа, исполненный душевнаго мира,  всегда

 

 

607

и всем он был доволен. Ко всем он был приветлив и любезен. Бедным он оказывал всегда помощь. Его влияние на общество было благотворно: он старался развить в нем интерес к родным древностям и любовь к родине, ея прошлому, пробудить участие к мысли, к науке. Многие не понимали его, считали его чудаком; но нельзя было не видеть, что ему удавалось вносить движение и жизнь в провинциальную среду, столь небогатую умственными интересами. Путем вещественных наглядных памятников он пробуждал любовь к прошлому роднаго края и интерес к познанию его истории.

Погребен Август Казимирович 22 Марта на Смоленском кладбище г. Твери. На погребении его присутствовали: Тверской губернатор И. Д. Ахлестышев с своей супругой, председательницей общества „Доброхотной Копейки", почти все начальники отдельных частей, сослуживцы покойнаго и многочисленная публика. К выносу тела покойнаго прибыли два депутата от Московскаго Археологическаго Общества В.К. Трутовский и граф И. А. Уваров, возложившие на гроб венок. На гроб было возложено всего 26 венков; на одном из них была надпись: "Замечательному деятелю на поприще Русской археологии, основателю Тверскаго музея, Русскому человеку А. К. Жизневскому за работу на пользу Русской науки". На могиле почившаго говорили речи: член Тверской ученой архивной коммиссии В. И. Колосов и начальник отделения Московской Казенной Палаты Н. А. Виноградов, служивший прежде под начальством покойнаго.

А. О.

 

Русские люди относятся с чувством радостной признательности к таким деятелям, каковы были в наши дни Гациский в Нижнем, Жизневский в Твери, некогда библиограф Анастасевич в Петербурге. Поляки происхождением, они оказали прочныя услуги Русскому самосознанию, разысканием, сохранением, изучением и добросовестною разработкою наших древностей. Широта жизненных начал и безпримесно-христианский дух, веющий от вещественных, письменных и словесных памятников древней Руси внушали этим людям искреннюю любовь к новому их отечеству. В одну из бесед с нами, покойный А. К. Жизневский передавал нам, что, будучи студентом Московскаго университета, любил он, в лунныя ночи, ходить по Кремлю, и Кремлевская древность пробудила в нем первую любовь к историческим поискам. Этой любви остался он верен во весь долгий век свой и в силу ея успел сделать один больше, чем иныя комиссии и ученыя общества.

Вечная память   дорогому собрату!

П. Б.